Министерство Культуры
Государственный исторический музей – заповедник «Горки Ленинские»
|

Выставка "Путь белого камня"

13.11.2021

1. Что такое «белый камень»?

Геологическая история

В 2013 – 2015 гг. Государственный музей-заповедник «Горки Ленинские» занялся разработкой новой для себя темы – истории добычи белого камня в нижнем течении реки Пахра и истории белокаменного дела в целом.

Данная тема малоисследованна и практически не отражена в музейных экспозициях. Хотя история добычи камня в России тесно переплетена и взаимообусловлена с историческими процессами.

Кроме того, данная тема имеет непосредственное отношение к Горкам Ленинским. Дело в том, вблизи современных границ музея-заповедника на берегах реки Пахры сохранились остатки старинных каменоломен. Остатки заросших рвов и печей для выжига извести можно различить по сей день. Под поверхностью высоких берегов Пахры скрыты десятки километров ходов поземных каменоломен. Все это – наследие древнего угасшего здесь промысла. Со времен Средневековья в этих местах добывали «белый камень», т.е. известняк – важнейший строительный материал прошлого.

В историографической традиции, идущей с И.Е. Забелина, принято связывать место добычи белого камня для кремля Дмитрия Донского с низовьями реки Пахры и окрестностями деревень Верхнее и Нижнее Мячково.1  Со времен Дмитрия Донского точных указаний в письменных источниках, откуда возили белый камень, не сохранилось. Гипотеза, высказанная И.Е. Забелиным, о том, низовья Пахры были одним из основных мест разработки белого камня для строительства Кремля, имела под собой существенное основание.




1 Забелин И.Е. История города Москвы. М., 1995 г. С 87; Тихомиров М.Н. Средневековая Москва в XIV-XV вв. зима 1367 г. С. 33. Куприянов В. Описание Московской губернии в строительном отношении. СПб, 1856; Лобозова Р. В. Сырьевая база московского белокаменного строительства XIV – XVII вв. // Белый камень в архитектурных памятниках Московского кремля XIV – XVII. М., 2007 С. 122 - 133. Также высказывались соображения, что кроме пахринских каменоломен могли быть задействованы и другие каменоломни по Москве реке: Лобозова Р. В. Ук. Соч.


Вдоль берегов Пахры выходит близко к поверхности крупный известняковый пласта, получившего название «мячковский», по самому известному Мячковскому месторождению. Особенностью мячковских известняков является их выдающиеся строительные качества (в частности, морозостойкость и чистый белый цвет). Этому феномену имеются геологические предпосылки. История «белого камня» началась задолго до появления первых приемов строительства жилищ и зданий, да и задолго до начала истории человека, как такового. На территории Москвы, Московской области и соседних областях (Тульской, Калужской) в Каменноугольном периоде (ок. 360 – 285 мил. лет назад) было море: морские воды то наступали, то снова обнажали сушу. Обитавшие в теплых морях того времени мельчайшие существа извлекали из воды для построения своих раковин карбонат кальция; также его впитывали в себя кораллы и морские лилии.

Мелкие организмы, массами оседая после своей смерти на дно моря, образовывали из своих останков и раковин напластования известкового ила. С течением времени под тяжестью воды масса этого ила все более спрессовывалась, становилась очень прочной и превращалась в камень. Взявший в руки кусок такого камня и при внимательном осмотре может различить отдельные раковины различной формы и размеров, спрессованные между собою в плотную массу. Получившийся таким образом камень называется известняк. В зависимости от примесей цвет известняков может варьироваться от белого до желтовато-красного. Светлые известняки получили название – «белый камень».

Одной из главных породообразующих групп являлись фораминиферы – фузулиниды – одноклеточные микроорганизмы, имевшие известковую сложно устроенную раковину  различной формы,  размером от десятков долей миллиметра до нескольких миллиметров, обитавшие в морских бассейнах каменноугольного периода и вымершие к концу пермского периода.

Ученые при помощи микроскопа и рентгена умеют анализировать скопления фузулинид в спиле породы – такие исследования позволяют определить геологический возраст место происхождение камня.


Рис.1 Древнее море



Рис. 2. Фузулины и фораманиферы в известняке.

Рис. 3. Фузулиниды: строение их раковины.



Рис. 4.1. Схема геологических отложений в недрах Подмосковья.

Рис. 4.2. Карта залегания известняка Мячковского горизонта.


Появление белокаменной архитектуры

Практически сразу же после принятия христианства началось строительство Десятинной церкви в Киеве. Навыки каменного дела, также как христианство, пришли на Русь с Византии. В южнорусских землях развивалось по линии использования длинного кирпича – плинфы. В северных Новгородских землях использовалась смешанная техника: легко доступный в этих местах «белый камень», т.е. известняк, сочетался с применением плинфы. Например, стены Новгородской Софии были выполнены из белого камня, а своды из кирпича.

Белый камень был выбран в качестве основного строительного материала в Галицкой и Владимиро-Суздальской Руси в середине XII в. В то время это был очень популярный строительный материал. Например, из него был сложен знаменитый Шпейрский собор.


Рис.5.1 Шпейрский собор Германия.

Точное место добычи белого камня для храмов Владимира, Суздаля и Боголюбова остается неизвестным. Существует предположение, что белый камень доставлялся с берегов подмосковной реки Пахра. Действительно, как показали микропалеонтологические исследования 1950-х – 1960х гг.  владимиро-суздальские храмы были сложены из «мячковского» известнякового пласта, который назван по названию сел Верхнее и Нижнее Мячково, находящихся при впадении Пахра в Москва реку. Рядом с Владимиром и Суздалем мячковский пласт находится на глубине нескольких сотен метров 2 . Другое дело, что вышеизложенных фактов конечно недостаточно, чтобы однозначно утверждать, что, храмы Владимиро-Суздальской Руси были построены из известняка, добытого на Пахре. В отсутствии письменных источников и дополнительных исследованиях данная тема останется полем выдвижения гипотез.


Рис. 6.1  Владимир. Успенский собор XII век


Рис. 7.1  Юрьев Польской Барельефы




2 Викторов А.М. и Звягинцев Л.И. Белый камень. М., 1981. С. 16-18. Флоренский П.В., Соловьева М.Н. Белый камень белокаменных соборов // Природа. № 9. 1972.

2. Камень в руках крестьян.

Технологии добычи


Рис. 2.1  Витрина.

Историк XIX в. Иван Забелин предполагал, что местом добычи белого камня для Кремля 1367 г. были низовья реки Пахры и окрестностями деревень Верхнее и Нижнее Мячково – поскольку из письменных источников было известно, что с XVII в. этот регион был центром выработки известняка.  

Последние археологические изыскания подтвердили предположения историков о том, что выработка камня началась здесь значительно раньше, чем она была зафиксирована в документах. В ходе раскопок на селище Большое Саврасово в 2012 – 2013 гг. (входит в старую охранную зону музея-заповедника) были обнаружены поселения каменотесов XV – XVI вв.  Археологические разведки 2014 г., профинансированные музеем-заповедником выявили следы поселения камнедобытчиков XIV в.

В Большом Саврасово были найдены два каменотесных кайла XVI в. Уникальность этих находок заключается в том, что они являются одними из наиболее ранних подобных инструментов на территории России. Обратим внимание на качество ковки и не совсем обычный их внешний вид: их ударная поверхность обращена горизонтально. Чтобы понять, как их могли использовать, давайте разберемся с технологией добычи камня.


Рис. 2.2. Каменотесные орудия (кайла). XVI в. (из фондов музея-заповедника)

Изначально известняк добывали карьерным способом. «Ломка» камня, изготовление из него блоков и извести было одной из повинностей здешних крестьян. Карьер разрабатывался следующим образом: артель снимала слой почвы, аршин на пять вглубь. Верхний слой известняка подбивался просеками, затем его поднимали ломами и разбивали ударами молота по железным клиньям. При выемке крупных камней вбивался в слой еловый или сосновый кол ("маяк"). На него одевалось просверленное насквозь бревно ("трубка") с долбленными отверстиями. В отверстия вставлялись колья и получался своеобразный ворот. Каменную плиту охватывали канатами и вытаскивали из слоя. На такой добыче было одновременно занято не менее 20 человек.

Довольно скоро крестьяне научились не только выполнять обязательную норму по добыче камня, но и заготавливать его для продажи: белокаменное дело из оброка превратилось в ремесло. С этим связано появление пещер-каменоломен: подземная каменоломня не портила пашни и, поэтому, была гораздо удобнее для крестьянина. Подземные штольни активно строились в течение всего XIX в., но, скорее всего, их история уходит в XVII – XVIII вв.

Входы в каменоломни располагались по окраинам деревень, на высоких берегах реки Пахры и склонах оврагов. Для этого, как правило, выбирался крутой берег, чтобы без лишних усилий сбрасывать вниз землю от раскопок. Достигнув нужного слоя камня, в нём прорубали штольни. В этих штольнях, высотой 1,5 – 2,0 м, работали зимой, когда свободные от полевых работ крестьяне местных сел получали дополнительный заработок.

В процессе добычи камня в штольне с целью выемки камня мастера использовали естественные трещины в породе, чтобы облегчить себе процесс добычи. По трещинам прорубалась горизонтальная канавка. Канавка нужна была для того, чтобы ближе к стене забить клин. Затем в дело шли клинья. Под них делали небольшую ложбинку и начинали их вбивать и таким образом отделяли камень от стены.

После того, как блок был отломан, его формовали. Своды же укреплялись крепями. Крупные блоки камня вывозились на тележках, в которые впрягались лошади. Для освещения пути обычно нанимали мальчика, который шел впереди лошади со свечой или лампой. На поверхности камень сушили, распиливали, шлифовали и отправляли до места назначения в зимнее время санными обозами, а весной, по большой воде.


Рис. 2.3. Следы добычи камня.

3. Быт каменотесов

3.1 «Портрет каменотеса»: повседневный быт крестьян-камнеломов.


Рис. 3.1.1  Предметы быта из фондов музея-заповедника

         Каков был об

лик каменолома XVI в.? О чем говорят предметы, найденные археологами? Несмотря на всю важность каменного дела, добытчик камня в первую очередь оставался крестьянином, земледелие было основой его хозяйства. Некоторые археологические находки свидетельствуют об этом, например, замечательно сохранившиеся серпы. Зерно и другие продукты хранились в керамических сосудах. Большая удача археологов, что из обнаруженных в Большом Саврасово фрагментов керамики реставраторам удалось собрать и восстановить 10 целых сосудов XVI в.

         Среди находок мы видим замки – значит, жителям Большого Саврасова было что хранить и запирать – это свидетельство определенного имущественного достатка. На фоне суровой простоты быта каменотесов неожиданными выглядят обнаруженные в Большом Саврасово предметы ухода за собой, например, такие как: «копоушка», бритва.


Рис. 3.1.2 Замок. XVI в. (из фондов музея-заповедника)


Рис. 3.1.3 Ключ от замка (из фондов музея-заповедника)

         Как и все люди того времени, жители Большого Саврасова были людьми верующими: об этом можно судить по большому количеству нательных крестиков, найденных при раскопках. Потеря крестика считалась дурным знаком, однако на практике это происходило нередко. Однако, отдаленные следы языческих верований оставались в крестьянской среде. Свидетельство этому перстень-оберег с солнечной свастикой. Эти и другие археологические находки позволяют нам соприкоснуться с повседневной жизнью давно ушедшей эпохи.


Рис. 3.1.4. Кольцо с солярной свастикой.

3.2  Нательные кресты из коллекции Большого Саврасова

         По этнографическим материалам XIX в. хорошо известно, что нательные кресты являлись важным элементом личного благочестия. Потеря нательного креста могла пониматься как знак, предвещавший неудачу и пр.  Однако в реальной практике нательные кресты легко терялись, особенно во время полевых работ. Свидетельством этому являются относительно многочисленные находки крестов-тельников, которые стали находить с началом активного применения металодетекторов при проведении археологических разведок, начиная с середины 1990-х гг.

         Выдвигалась даже гипотеза, что в некоторых случаях кресты могли быть потеряны не случайно. Известно, что в некоторых местах (Медынском уезде), чтобы «сбросить с себя болезнь» кидали крестик на перекресток. Также известна традиция развешивать крестики на деревья, растущие у особо почитаемых источников.

         Также существовало предположение, что в отличие от хрупких крестов-тельников, которые ломались в земле во время пахоты, достаточно прочные наперсные кресты и энколпионы были сломаны сознательно[1]. Конечно, данные гипотезы далеко не бесспорны.

Частые находки нательных крестов говорят об их распространенности. Отметим также, что изготовление крестов тельников требовало ювелирного мастерства и особых навыков. В собрании Большого Саврасова 2 представлена коллекция крестов-тельников, позволяющая проследить их эволюцию с XV по XIX вв. Посетитель экспозиций музея может ознакомиться с простыми и лаконичными формами нательных крестов XV – XVI вв., сложными структурными композициями на крестах XVII в., с фигурным обрамлением поздних крестиков XVIII – XIX вв.

Особо стоит обратить внимание на серию изображений Никиты Бесогона. Согласно апокрифическому сказанию, мученик Никита был сыном римского императора Максимиана и замучен отцом за христианскую веру. Когда Никита был брошен в темницу, явился дьявол искушать его, но святой «поверже под собою», наступил ему на шею и задавил, затем, сняв свои оковы, бил ими нечистого. Этот сюжет был крайне популярен в средневековой России, Никита часто изображался на крестах-тельниках и отдельных иконках-привесках. Считалось, что он мог защищать от нечистых бесов и помыслов. В коллекции Большого Саврасова имеется несколько отлично сохранившихся изображений популярного святого.

       

Рис. 3.2.1 Фрагмент креста наперсного.
XVI – XVII вв. медный сплав 32х18мм Инв. 2015- 2/59
Предположительно: медальон из верхней части наперстного креста с поясными фигурами архангелов.




Рис 3.2.2  Иконка- привеска арочной формы с изображением Св.Никиты Бесогона. XVI в.
медный сплав
35х22мм. Инв. 2015-2/57
Св. мученик Никита изображен в рост. Он стоит в трехчетверном развороте, левой рукой держит беса за волосы, а правой замахивается на него палкой.  







Рис. 3.2.3  Крест-тельник односторонний. XV – XVI вв. медный сплав

57х28х3. Инв. 2015-4/255
На лицевой стороне в средокрестии – изображение Никиты-бесогона, в горизонтальных лопастях – поясные изображения предстоящих Богоматери и Иоанна Богослова, на нижней лопасти – изображение св. Николая Чудотворца

 



Рис. 3.2.4   Крест-тельник с изображением Св.Никиты Бесогона. XVI в. медный сплав 23х17мм. Инв. 2015-1/29
Крест четырехконечный. Нижняя лопасть чуть вытянута. В концах горизонтальной лопасти и в нижнем конце вертикальной, предположительно, поясные изображения святых. В верхней части изображение не читается. В средокрестии изображение мученика Никиты в рост. Он стоит в трехчетверном развороте, левой рукой держит беса, а правой замахивается на него палкой. Оборотная сторона почти целиком затерта.


Рис. 3.2.6  Крест-тельник. XV-XVI вв. медный сплав 25х12мм. Инв. 2015-2/67
Крест четырехгранный с килевидной нижней лопастью. На верхней лопасти имеется короткая горизонтальная перекладина. В средокрестии рельефное изображение Голгофского креста с нижней косой перекладиной. Надписи над крестом и по бокам горизонтальной лопасти почти не читаются. Изображение на оборотной стороне отсутствует.
– аналог Горбачева Харламов С. 230.

Рис. 3.2.7 Крест-тельник, XVв. медный сплав 25х12мм. Инв. 2015-1/62
Крест четырехконечный. В средокрестии рельефное изображение креста с нижней косой перекладиной. Нижняя лопасть обломана. Оборотная сторона пустая.





Рис. 3.2.9 Крест-тельник односторонний. медь 30х17х2 Инв. 2015-4/257
Крест с ромбом в средокрестии, украшенным крестообразно расположенными шариками XIII в. Аналог Кутасов 257.



Рис. 3.2.10 Крест-тельник односторонний с криновидными лопастями и равноконечным крестом в ромбе в средокрестии, медь
24х20х1 Инв. 2015-4/254




Рис. 3.2.11 Крест-тельник с килевидным завершением. XV-XVI вв. медный сплав
45х24мм. Инв. 2015-1/71
Крест четырехгранный с килевидной нижней лопастью. На верхней лопасти имеется короткая горизонтальная перекладина. В средокрестии рельефный восьмиконечный крест с терновым венцом и орнаментом в виде плетенки в подножии. На оборотной стороне изображение отсутствует.
. – аналог Горбачева Харламов С. 230.



Рис. 3.2.12 Фрагмент креста с килевидным завершением. XV-XVI вв. медный сплав
30х26мм. Инв. 2015-1/76
Крест четырехгранный с килевидной нижней лопастью. В средокрестии рельефный восьмиконечный крест с терновым венцом, нижней косой перекладиной и орнаментом в виде плетенки в подножии. По бокам горизонтальной лопасти буквы: «ИС», «ХС». На оборотной стороне изображение отсутствует. Утрачена верхняя лопасть.



Рис. 3.2.15 Крест-тельник, XVII в.
медный сплав. 40х25мм. Инв. 2015-1/35
Крест четырехгранный нательный с вытянутой вниз вертикальной лопастью и кольцевым ушком. В средокрестии рельефное изображение Голгофского креста с нижней косой перекладиной. На оборотной стороне текст не читается в виду потертости.



Рис. 3.2.16 Крест-тельник, XIX в. медный сплав 42х22мм. Инв. 2015-2/61
Нательный крест в фигурном обрамлении. В средокрестии рельефное изображение Голгофского креста с нижней косой перекладиной.

 

4. Время неспокойное.

Рис. 4.1  Оружие и предметы обихода. XVI в. (из фондов музея-заповедника)

Первая небольшая деревянная крепость на территории современного Московского кремля была построена Юрием Долгоруким в 1156г. Затем, на протяжении XII – XIV вв. она неоднократно перестраивалась и ее площадь увеличивалась. Последняя крепость из дерева была возведена князем Иваном Калитой в 1339г. По легенде, для ее строительства был использован прочный дуб, однако укрепления долговечными от этого не стали. Страшный урон им наносили регулярные московские пожары. Постройка надежных каменных стен становилась все более актуальной задачей…

Археологические находки в Большом Саврасово отражают сложные обстоятельства Русского средневековья. О неспокойном времени свидетельствуют наконечники стрел, следы пожаров на стенках обгоревших керамических горшков, обилие лезвий ножей.


5. Белокаменный кремль Дмитрия Донского. Начало возрождения государства.

Каменные стены могли спасти от стрел и мечей, однако их возведение не всегда было возможно по объективным причинам.


Рис. 5.1  Наконечники стрел из археологической коллекции Большое Саврасово (из фондов музея-заповедника).


Рис. 5.2  Длинный нож из археологической коллекции Большое Саврасово (из фондов музея-заповедника).

В 1237—1240 гг. произошло монголо-татарское нашествие на Русь. Одним из его разрушительных последствий было прекращение каменного строительства на Руси. Только во второй четверти XIV в. начались первые попытки возродить каменное строительство в Москве. В 1326-1333 гг. были построены четыре небольших каменных храма в Кремле, не сохранившиеся до нашего времени. Первым масштабным белокаменным сооружением после более чем векового промежутка стал белокаменный кремль Дмитрия Донского, строительство которого началось в 1767 г.


Рис. 5.2.1  Васнецов Кремль Дмитрия Донского.

В первую очередь Дмитрий Донской известен как первый князь, выступивший против Орды и разбившей хана Мамая в Куликовской битве 1380 г. Однако часто забывают, что у Дмитрия был еще один грозный враг – правитель Литвы Ольгерд, поддерживавший тверских князей.



Рис. 5.3 Дмитрий Донской. Миниатюра из Царского титулярника. XVII в.

В противостоянии с Литвой большую роль сыграл только что построенный белокаменный Кремль. Вскоре после постройки каменных стен они дважды — в 1368 и 1370 годах — выстояли против осады войск князя Ольгерда. Перед приходом врага московский посад сжигался, чтобы врагу перед стенами крепости досталась только «выжженная земля». Жители прятались внутри каменных стен. И лишь благодаря коварству и обману в 1382 г. войскам хана Тохтамыша удалось проникнуть внутрь их. Белокаменный кремль впечатлял, как современников, так и потомков. «Славный град свой Москву стенами чюдными огради и во всем мире славен бысть» – сказано о нем в летописи.


Рис. 5.4 Карата походов Ольгерда



Рис. 5.5  Штурм Кремля. Лицевой свод. XVI в.

Скорее всего, строительство Кремля не в последнюю очередь повлияло на то, что потом за Москвой закрепится эпитет «Москва Белокаменная» (хотя позднесредневековая Москва будет преимущественно деревянной и кирпичной). Таким образом, Белокаменный кремль 1367г. сыграл важную роль как твердыня конца XIV в. и отразился в исторической памяти.

В возведении белокаменной крепости отразилось возросшее влияние, набиравшей силы  Московской Руси и Белокаменный Кремль сразу же сыграл свою роль. Чаще всего считается, что белый камень на строительство Кремля ломали из региона реки Пахры, хотя некоторые исследователи отмечают, что для строительства могли быть задействованы и ближние Доргомиловские каменоломни.

Государево каменное дело

С этого времени добыча камня стала важным государственным делом. В 1605 г. было создано особое учреждение – Приказ каменных дел. Ему подчинялась особая категория ремесленников – записных каменщиков и кирпичников, также ему подчинялись крестьяне-камнеломы Мячковской волости (низовья Пахры). Приказ определял норму камня и извести, которые должны были поставлять крестьяне. В Петровскую эпоху Приказ был упразднен, однако добыча камня не прекратилась. Крестьяне стали объединяться в артели и ломать камень для свободной продажи. Белокаменное дело из оброка превратилось в ремесло. С этим связано появление подземных каменоломен, которые не портили пашню.

Добыча камня стала  «визитной карточкой региона». Белокаменные блоки были изображены на гербе города Никитска (так в 1775-1796 годах называлось село  пахринское село Колычево). Военный межевой землемер Екатериненкой эпохи так описал эту местность: «В оной даче даче – каменная ломка с обделкой камня на месте, также жгут известь и отвозят на продажу в Москву. Женщины упражняются в домашнем рукоделии» 1.

   

Рис. 5.6. Дьяк и подьячий.



Рис. 5.7 Белокаменные блоки на гербе города Никитска.



Рис. 5.8 Фрагмент межевого плана с. Колычева с прилегающими каменоломнями. Кон XVIII в.



1 РГАДА. Ф. 1354. Оп. 257. Н-9. Красный. План города Никитска и окрестностей. Л. 1.

6. Архитектура и строительное мастерство

6.1 История Архитектуры

После правления Дмитрия Донского строительство из белого камня продолжилось. Самым известным белокаменным храмом стал  Успенский собор в Москве (1475—1479 г. – белый камень там был использован как фасадный материал), возведенный под руководством итальянского зодчего Аристотеля Фиораванти.

Однако с конца XV века масштабное белокаменное строительство постепенно прекращается, зодчие все больше переходят на более дешевый и практичный кирпич, однако применение белого камня в строительстве вовсе не исчезает.

От Позднего Средневековья к Новому времени:  Новая роль белого камня. Декор и эстетика.

Мы уже отмечали, говоря о памятниках Владимиро-суздальской Руси, что белый камень позволяет зодчему и скульптуру воплощать самые причудливые фантазии. В XVI – XVII вв. белый камень оказался подспорьем для изобретения различных элементов архитектурного декора.

На протяжении XVI столетия между белым камнем и кирпичом  наблюдалось нечто схожее на соперничество, когда новые приемы строительства и традиционные (сравни церковь в с. Коломенском и церковь Преображения в с. Остров); сосуществовали рядом, уступая "неохотно" привычному в Древнерусском зодчестве строительному материалу. 

К концу столетия кирпич все более начал подменять белый камень: церкви в селах Беседы и Большие Вяземы выстроены наполовину из белого камня и наполовину из кирпича. Белый камень использовали для устройства основания здания (стены Зарайского Кремля), при возведении подвалов и применяли для изготовления декоративных элементов храмов (Архангельский собор Московского Кремля). После периода Смуты на Руси с возобновлением каменного строительства, вплоть до к. XVII века не было построено целиком ни одного храма из белого камня.

Однако резной Белый камень стал излюбленным декоративным материалом в эпоху "дивного узорочья" на Руси XVII в. Белый камень оказался неожиданно востребован в эпоху экспериментов – XVIII в., в эпоху барокко. Недалеко от Подольска находится удивительная церковь Знамения в с. Дубровицы (1690-1704 гг.), у которой и стены и наружный декор выполнены из белого камня. Церковь сочетает в себе традиционную шатровую конструкцию с большим количеством элементов барокко. На ее открытии присутствовал юный царь Петр I. Ее декоративное оформление фасадов с объемной белокаменной скульптурой на папертях и пышной сюжетной горельефной лепкой открывает целую плеяду памятников XVIII в. со скульптурным убранством экстерьера и интерьера.



Рис. 6.1.1 Село Остров. Церковь Преображения.



Рис. 6.1.2-6.1.3 Церковь в Дубровицах. Внешний и внутренний вид.

6.2 Технологии белокаменного строительства

Белокаменное строительство было особым, непростым искусством. Из неровных  известняковых блоков надо было суметь сложить крепкие стены. Чтобы добиться устойчивости каменщики чередовали кладку больших и малых камней, таким образом, крупные и широкие плиты прижимали меньшие по размеру. Этим искусством уже владели каменотесы, жившие на территории Большого Саврасова в конце XV – нач. XVI вв. Об этом свидетельствуют большие подвалы, обнаруженные на месте этого




Рис. 6.2.1-6.2.3  Фотографии с раскопок на Большом Саврасово 2013 г.



Рис. 6.2.4  Кладка подвала-ледника из Большого Саврасово XVI в. Фото с раскопок.

В основу кладки стены клались большие грубо тесанные камни, потом шли камни поменьше и, уже сверху, вся конструкция прижималась большими плитами. Это классическая схема кладки каменного строительства, но в  XVI в. с нею могли быть знакомы только лишь профессионалы камнетесы. Крепилось это сооружение на обычную глину.

Подвалы могли использоваться  как ледники и хранилища круп, а также, другой еды. Холодильников в древности не было, для сохранности продуктов подвалы «ледили», т.е. набивали льдом с зимы. Для этого нанимали специальных мастеров. Белокаменный подвал лучше какого-либо другого защищал продукты от внешней сырости и сохранял температуру. Также есть предположение, что работники артели, работавшей «по каменному делу» могли получать жалование зерном и другими продуктами, которые и хранились в подобных подвалах. Жалование в такой форме получали многие государственные служащие того времени.

Внутри этих подвалов были обнаружены уникальные для науки находки: фрагменты черновых заготовок различных изделий из белого камня - колонн, ядер, жерновов, надгробий,  деталей неизвестного назначения. Интересно, что фрагменты надгробий имеют декор, но не имеют надписей.  Это говорит о том, что их изготавливали здесь, далее везли на продажу, а надпись высекалась позже.

Это открытие подтвердило предположение, что впервые найдено древнейшее поселение камнедобытчиков. Также стало ясно, что добывавшие белый камень жители побережья Пахры были не только камнеломами, но и искусными резчиками, мастерами высокой квалификации, поскольку сами обрабатывали только что добытый камень. Фрагменты архитектурных деталей и колонн были вмонтированы в стены подвалов, многие другие предметы были туда просто брошены. Есть мнение, что эти белокаменные изделия принадлежат рукам учеников каменотесов. По следам ударов долота на них видно, что на них набивали руку обучавшиеся каменной резьбе. На них изучали азы сложного искусства те, чей труд лег в основу большой белокаменной архитектуры.




Рис. 6.25 -6.2.6. Заготовки белокаменных изделий, извлеченные из стен подвалов-ледников. XVI в. (из фондов музея-заповедника)

Известь

На Руси в качестве вяжущего элемента использовалась известь: известняк, мел и другие карбонатные породы обжигались в специальных печах. Печь представляла собой круглую шахту, имевшую внутренний диаметр от 3-х м и шире. В XVII в. рядом пахринские печи достигали значительных размеров. Так, в 1666 г. голова московских стрельцов Юрий Лутохин купил в казну известковые печи. Одна из них была в с. Пахроме и принадлежала крестьянам дер. Новлянки, «размером около ее 16 сажен (ок. 34 м.),  вышиной 16 пядей, а по их де сказке будет из нее 900 бочек. . .». Другая печь, в дер. Кашино. имела «в окружности 11 сажен (ок. 23,5 м.), вышину 17 пядей больших». В печи над топочной камерой размещалась решетка, поверх которой укладывали чередующиеся слои угля и известняка. При обжиге известь сквозь решетку попадала вниз и выгребалась через устье, а сверху загружался новый слой.





Рис. 6.2.7-6.2.9  Реконструкции печей для изготовления извести.

«Гашение извести»

Готовое после обжига сырье не использовалось для растворов и цемента, так как оно обладало способностью очень сильно впитывать влагу.  Поэтому известь, полученную в результате обжига, «гасили» (т.е. добавляли в неё воды) в специальных творильных ямах. При «гашении» выделялось много тепла и дыма, вода буквально вскипала.

К полученной смеси добавляли воду, в результате чего образовывалась гашеная известь, получалось этакое строительное «тесто». Однако такой материал быстро трескался. Поэтому к извести добавляли заполнитель, например песок, значительно улучшавший качество строительного раствора. В XI-XIII веках в основном использовали известково-цемяночные (с измельченной керамикой), а в XVI-XVII - известково-песчаные смеси. В некоторых образцах присутствует недожженная известь, которая повышает прочность раствора.



Рис. 6.2.10. Схема «творильной ямы»


6.3 Белокаменное мастерство камнерезов Пахры

Развитие камнерезных навыков среди крестьян-камнеломов в XVI – XIX вв. не было случайным. Во-первых, это обуславливалось тем, что известняк легче всего поддается обработке, когда его только-только добыли в каменоломне. Во-вторых, существовал местный спрос на изготовление бытовых изделий из камня (например, жерновов), надгробий, декоративных украшений для фасадов подмосковных церквей и пр. Существовала практика установки на перекрестках часовень-столбов, у которых любой путник мог помолиться в долгом пути. Таким образом, таланты камнерезов Пахры были всегда востребованы.

Уникальные белокаменные артефакты из собрания музея

Музей-заповедник «Горки Ленинские» экспонирует уникальный предмет – средневековое белокаменное рельефное изваяние человеческой фигуры. Данное произведение искусства сложно однозначно атрибутировать  каким-то известным художественным стилем прошлого и отнести к определенному времени. Аналогов данной скульптуре пока не обнаружено. Высказывались  предположения, что ее создание относится к периоду Раннего Средневековья. На эту мысль наводит архаичность и кажущаяся простота ее форм. Однако наиболее вероятно, что изображение было сделано местным скульптором приблизительно в XVII в. В этом случае остается непонятным, почему опытный мастер вырезал скульптуру в таких «примитивных» и даже нарочито грубых формах. Об опыте и  профессионализме автора говорит соблюдение правильных пропорций изображения человеческого тела. Неясно также  назначение скульптуры. Это не заготовка для надгробия, поскольку традиции делать антропоморфные изображения на подобных памятниках в России не было. Может быть, рельеф должен был украшать церковь или гражданскую постройку. Пока вопросов остается больше, чем ответов. 

Как показывают последние археологические раскопки, уже в XV – XVI вв. добывавшие камень пахринские крестьяне обладали основными навыками резьбы и обработки камня. По письменным источникам конца XVIII в. известно, что их камнерезное искусство к этому времени получило значительное развитие. Представленный перед вами чудом сохранившийся образец работы местных мастеров Позднего Средневековья свидетельствует, что в эпоху художественных поисков, «Дивного узорочья» и Нарышкинского барокко, на берегах Пахры в среде каменоломов всречались искусные камнерезы 1.

           


Рис. 6.3.1 Скульптурное изображение XVII в. (из фондов музея-заповедника)

Более поздними свидетельствами камнерезного мастерства являются белокаменные скульптуры ангела и Святого духа конца XVIII в. (предположительно из несохранившейся церкви в селе Пахрино)



Рис. 6.3.2 Фрагмент скульптуры ангела (предположительно архитектурная деталь). Известняк, предположительно XVIII век. (из фондов музея-заповедника)



Рис 6.3.3 Барельеф «Святой дух» (из фондов музея-заповедника)

(предположительно, архитектурная деталь с изображением Святого духа). Известняк, предположительно XVIII век. (из фондов музея-заповедника)

 




1  Изображение  было обнаружено в 1995 г. краеведом А.Г. Антоновой у старожилов деревни Новое Сьяново: артефакт был найден  при проведении земляных работ на глубине около 1,5 метров. Несмотря на уникальный характер находки, дальнейшего профессионального системного исследования данной скульптуры не проводилось. Более того, ходили слухи об его утрате. Государственный исторический музей-заповедник «Горки Ленинские», в рамках историко-краеведческой темы «Путь белого камня», приступает к изучению этого уникального свидетельства прошлого.

Предмет экспонируется впервые.

 Музей-заповедник сердечно благодарит Аллу Григорьевну  Антонову за передачу объекта в дар музею.


6.4 Часовня-столб

         На выставке представлена белокаменная «часовня-столб», найденная неподалеку от Горок.



Рис. 6.4.1 Часовня-столб (из фондов музея-заповедника)

Итак, часовня – это небольших размеров культовое здание с иконами, но без алтаря. В нем не могло производиться главное богослужение – обедня. В часовне служили «часы» - пришедшие из давних времен элементы суточной православной службы. Православная часовня представляет собой, как правило, отдельно стоящее сооружение в городах, деревнях, на дорогах, площадях, кладбищах и т.д. Установка часовни не требовала разрешительной документации, таким образом, население могло устанавливать их по своей инициативе. Таким образом, достаточно часто часовни являются отражением народных религиозных представлений.

Дорожные часовни-столбы ставились на важных и оживленных трактах, где путники могли помолиться о будущей или оконченной благополучно дороге. К дорожным часовням относятся и т.н. «прощи» – они ставились в местах, где прощались с провожающими. Также могли ставиться, на кладбище для проведения поминальных служб или как памятный знак на месте ранее стоявшего храма.

Установка часовень-столбов на перекрестках дорог или на месте разобранных храмов пересекается с традицией устанавливать на этих местах поминальные кресты (распространена на Севере). Навершие часовни-столба, как правило представляет из себя символическую  пирамидальную или двускатную «крышу», украшенную сверху небольшой маковкой или шаром с крестом. Понятно, что такая форма символизировала крышу церкви.



Рис. 6.4.2 Часовня-столб у деревни Дальние Прудищи.


7. Современное состояние подземных выработок известняка в низовьях реки Пахра.

В наследство от этих  подземных работ прошлых веков остались рукотворные пещеры каменоломни. Самая большая из них Сьяновская (около 19 км. ходов). В данной каменоломне сохранились высокие коридоры и залы (Высота тоннелей Сьяновской системы колеблется в пределах от 0,4 до 3,5 м., глубина заложения — 25-30 м.). С 2000-х гг., вместе с развитием интернета каменоломня стала превращаться в объект стихийного туризма. Сотни любителей проводят там время на выходных. Антропогенное влияние привело к утрате следов белокаменного промысла: исчезли следы каменотесных орудий на стенах, выдолбленные рельсы вагонеток на полу, забытые каменотесами предметы и пр. Фактически каменоломня утратила значительную часть своего исторического аутентичного вида и превратилась в место подземного развлечения.

         Однако к берегам Пахры выходят не только Сьяновские, но и многие другие каменоломни. Обследованием этих каменоломен и поиском новых занимаются группы энтузиастов – «спелестологов» - исследователей  искусственных подземных выработок.

         Этими немногочисленными группами выработаны уникальные методики картографирования и обследования каменоломен. В междисциплинарном научном сборнике «Путь белого камня», изданным «Горками-Ленинскими» по материалам прошедших в музее конференций, были представлены статьи, в которых систематизирована информация об известных на данный момент комплексах каменоломен. Даются их краткие описания, характеристики их состояния (крепости или возможности обвалов), планы и фотографии. 



Последние публикации

Российско-Финляндский культурный форум.
Видеовыставка-презентация «Россия — Горки — Финляндия».
Выставка расскажет о золотом времени в жизни Ульяновых. Мы надеемся, что с ее помощью посетители смогут найти ответ на вопрос - как дети из благополучной, верующей, дворя...
В 2013 – 2015 гг. Государственный музей-заповедник «Горки Ленинские» занялся разработкой новой для себя темы –  истории добычи белого камня в нижнем течении рек...
<< Возврат к списку