Министерство Культуры
Государственный исторический музей – заповедник «Горки Ленинские»
|

Влияние каменных месторождений по реке Пахра на жизнь крестьян Мячково в XVII-XIX веках

Влияние каменных месторождений по реке Пахра на жизнь крестьян Мячково в XVII-XIX веках

Автор:

Маров Александр,

ученик класса 11 Социально-правового профиля

Университетской гимназии МГУ им. М.В Ломоносова

 

***

С 2019 г. Музей-заповедник «Горки Ленинские» осуществляет сотрудничество с гимназией Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова. В Гимназии активно развивается «проектная деятельность» учеников. Особо приветствуются проекты, включенные в производственную деятельность крупных государственных компаний, учреждений, предприятий и пр. Ряд учащихся 10-11-го. класса гимназии приняли участие в развитии экспозиционной, выставочной и научной деятельности Музея-заповедника «Горки Ленинские». В частности, школьникам было предложено попробовать свои силы в новаторском научно-исследовательском направлении музея, получившем название «Путь белого камня», которое посвящено истории добычи известняка в России Средних Веков и Раннего Нового времени.

Предлагаем вашему вниманию статью Александра Марова, одного из участников проекта.

Наседкин Е.Н., главный научный сотрудник

музея-заповедника «Горки Ленинские»,

учитель Университетской гимназии МГУ имени М.В. Ломоносова.

***

Крестьяне – далеко не однородное сословие. В первую очередь они различались по своему положению в государстве. Существовали такие их категории как: черносошные крестьяне[1], монастырские[2], дворцовые[3] и крепостные крестьяне[4]. Принадлежность к одной из этих категорий влияла на жизнь земледельца.

Также значимыми факторами являлись местные географические условия: климат, рельеф, почва, близость к озерам и рекам, доступность лесов и многое другое. Например, если в Поволжье можно было успешно растить и продавать дорогую пшеницу, то в Архангельске приходилось рассчитывать только на сбыт молочной продукции. Логично предположить, что уровень жизни и быт крестьян этих областей различался, и их положение зависело от ресурсов, которые находились на территории их проживания.

В настоящей статье будет рассмотрено такое явление, как добыча известняка, т.е. «белого камня» в нижнем течении реки Пахра, и его влияние на образ жизни крестьян Мячковской волости, расположенной на юго-востоке от Москвы. Мячково занимало особое место среди подмосковных земель. Это село было личным владением государя и находилось в ведении приказа Каменных дел, сформированного в 1605 году. Оно облагалось повинностью на поставку камня – в этом главная особенность рассматриваемой нами территории.


Рис. 1. Низовья реки Пахра на карте 1792 г.

Хорошо известно, что для крестьянина первоочередным занятием было земледелие. Рассмотрим, насколько успешно можно им заниматься в Подмосковье. Обработка земли, как и по всей России, велась по трехпольной системе[5]. Его существенным недостатком при отсутствии обновления обрабатываемых земель является истощение пашен. Сеяли в основном ячмень и овес, как яровые[6], и рожь в качестве озимых[7]. Несмотря на неприхотливость и стабильность произрастания этих злаков, однако их урожаи не были велики. В конце XVIII века в Московском регионе крестьяне собирали в среднем 2,4 сама[8], что крайне мало[9]. Лучший результат, который можно было получить подмосковным крестьянам, выращивая эти культуры, редко превышал сам-3[10]. Учитывая, что одно зерно из трех-четырех собранных нужно было оставить для посева, получаемый результат скуден. Таких показателей часто было недостаточно для пропитания семьи, а уж о том, чтобы торговать речи не шло.


Рис.2 Крестьянин с уздечкой И.Н. Крамской XIX в.

Резюмируя, сделаем вывод – одним земледелием мячковский крестьянин не мог обеспечить себя всем необходимым. Кроме еды ему были нужны средства на уплату налогов, хозяйственные инструменты и пр., но урожайность не позволяла производить зерно на продажу. Чтобы поддержать своё хозяйство, пахарь занимался различными ремёслами и промыслами, выбор которых зависел от географического положения, ресурсов, находящихся в его распоряжении. Поэтому мячковцы, имея доступ к месторождениям белого камня, занялись камнедобычей.

Процесс добычи был организован следующим образом: на берегу реки Пахра выбирался участок, расположенный близко к залежам известняка. Каменоломня в нём могла быть построена пещерным, щадящим пашню способом, или карьерным, если выполнялся “государев заказ”. Второй способ сильно менял рельеф местности и, в частности, вредил крестьянским угодьям. Существует документ, в котором каменотёсы пишут государю, что таская для него камни, «попортили» себе земли и просят выделить им новые[11]. К концу XVIII века земледельцы откажутся от карьерного способа добычи в пользу пещерного[12].

Выкопав подземный ход каменоломни, её укрепляли крепью[13], чтобы при первых же признаках деформации крепи выйти из штольни. Сделав это, крестьяне начинали кайлами и кирками пробивать две параллельные горизонтальные щели в стене шахты. Затем вбивали в щель клинья или вставляли в нее ворот и выламывали из стены кусок камня. Известковый бутовый камень сразу клали на просушку, а остальные блоки обтёсывали до квадратной формы. Потом, летом на телегах или зимой на санях, вывозили добытое на продажу или дополнительную обработку.

Камнедобытчики делили полученный камень на три категории: стенной – для зданий, известковый – для производства извести, и бутовый – для изготовления небольших изделий. Первый шёл на строительство 

зданий, церквей и фундаментов домов. Более мелкие камни вывозили в город на продажу. Их использовали для изготовления ступеней, плит и надгробий.

Мячковский белый камень считался самым ценным за мягкость и низкое содержание раковин. О его залежах в Мячкове есть упоминание в русском переводе известного труда под названием «Книга глаголемая Космография, сиречь всего света описание», которое было добавлено не автором книги фламандским ученым Герардом Меркатором, а русскими переводчиками в конце XVII века. Тем не менее, данное описание показывает отношение людей того времени к рассматриваемому нами месторождению. В частности там говорится: «Близ царствующего града Москвы в веси именуема Мячково есть горы превеликия, все белой камень зело премножество, отнеже на всякия каменного дела потребы тот камень и на известь без престани ломают»[14]. Переводчики слегка приукрасили значимость села, но не значимость добываемого там камня. Его охотно использовали для украшения зданий художественной резьбой и изготовления статуй даже в XIX веке.

Проанализировать доходы крестьян, занимавшихся тяжелой и важной для государства работой, можно по контрактам на добычу камня. Например, согласно документам Тайного приказа, по указу великого государя крестьяне мячковской волости – староста Гришка Антипов с сотоварищами, всего сорок человек – должны были на своих подводах поставить пять тысяч кусков «белого аршинного камени» за 250 рублей[15]. Поделив на 40 человек, получаем 6 рублей на работника – большие деньги для крестьянина XVII века. Анализируя этот документ, можно сделать вывод: добыча камня в XVII веке была щедро оплачиваемой обязанностью. В итоге камнедобыча стала дополнительной повинностью и источником дохода для мячковцев и прочих тяглых крестьян Подмосковья.

XVIII век привнёс ряд новшеств. Мячково передали во владение А.Д. Меншикова, а приказ Каменных дел был упразднён. С 1714 по 1728 год указом Петра каменное строительство по всей России кроме Петербурга было запрещено. Наслаждаться сооружениями из этого материала могли только жители столицы. Созданная и распущенная в 1706 году канцелярия каменных дел уничтожила сословие записных каменщиков, и государственные заказы могли выполнять любые «охочие» люди.

Эти мероприятия не могли не сказаться на добыче камня, объёмы которой резко упали. При этом, с уничтожением записных каменщиков мячковцы перестали с ними конкурировать и смогли активней принимать госзаказы. Также было устранено препятствие, мешающее им продавать добытое: в 1712 году «Государев контроль» за добычей камня был снят, и в Москве открылась вольная продажа кирпича, камня, извести и других строительных материалов.

В 1750 году, при Елизавете Петровне, в Москве развернули несколько правительственных строек. Одна из них предполагала починку Кремлевских дворов, для нее был нужен белый камень. Выбрали мячковский за его свойства и послали к крестьянам контракт на добычу.

Крестьяне проявили недопустимую в те времена строптивость. Они заявили, что поставлять камень ни по какой цене не желают, так как на месте добычи расположены их пашни, и вообще не имеют инструментов и не знают «приломов». Очевидно, это были просто отговорки по причине малой выручки. В конце концов было заявлено: «Ежели нам будет оплачено по настоящей цене, то мы окажем помощь в отыскании шахт и усердствовать, и стараться будем». То есть крестьяне мало того, что считали камень своим, так еще и торговались с государыней о цене. Постепенно месторождения по реке Пахре начали восприниматься ими как собственность, и они уже не считали себя обязанными поставлять что-то государству. Впрочем, за своеволие мячковцев поплатились домодедовцы, которых принудили выполнить контракт на поставку камня в жестких условиях. Например, за несвоевременную доставку извести к строительству зимнего Головинского дома они были наказаны «батожьем»[16].

При Екатерине II развернулось массовое строительство, сильно увеличившее объёмы заказов у камнедобытчиков. Заключаются договоры на поставку камня для реконструкции Китайгородских башен и стен, постройки Оружейной палаты, здания МГУ на Моховой, Большого Кремлевского дворца, дома Пашкова и многих других московских строек. В огромных количествах везли бут, камень, лещадь[17] и известь. При заготовках стройматериалов государство закупало их у крестьян, а не приказывало доставить, что еще более закрепило месторождения по Пахре как собственность крестьян.


Рис. 3. Здание Московского университета на Моховой. конец XVIII – нач. XIX вв.

XIX век упрочил такое положение вещей. Подземные каменоломни принадлежали общинам, и хозяева-предприниматели, бывшие крестьянами, как и рабочие-ровщики, платили взносы за ревизскую душу[18], чтобы получить право на добычу. По количеству взносов определяли количество приломов, отдаваемых в аренду на год. В некоторых шахтах прокладывали узкоколейки для вагонеток и называли эти пути «камнезаводами». Позволить такое могли только акционерные общества. Приход предпринимателей подстегнул подъем производства. Например, по подсчётам инженера Азанчеева, по количеству добытого камня Московская область занимала второе место в России (24 430 куб. саженей в год). К слову, в столичной губернии камнетёсное, гранильное, монументное, гончарное и изразцовое дело были крупнейшими в России[19].

Крестьяне добытый камень продавали купцам и Московскому Акционерному обществу. Последние и стали крупнейшими поставщиками бута, лещадь и прочих материалов. Сами же камнеломы работали в артелях по 3-4 человека, переходя от хозяина к хозяину, в зависимости от того, у кого была работа[20]. Добывали старыми методами, без использования взрывчатки. Продавали те же товары, кроме извести и лестничных ступеней, которые заменил цемент. Таким образом, залежи камня оставались для крестьян источником приработка зимой, в свободное от пахоты время.


Рис.4 Каменотесы в подземной каменоломне. Фото конца XIX века

Что же дал камень подмосковным пахарям? Вначале – повинность, пусть и щедро оплачиваемую, после – возможность самостоятельно использовать его для продажи, в конце концов – рабочее место, так как месторождения постепенно переходили в руки предпринимателей и более предприимчивых членов общины. Но если крестьяне не могли полностью осознать значение своей работы, то мы, как их потомки, должны по достоинству оценить их труд. Ведь благодаря их нехитрому промыслу было построено множество зданий, ставших шедеврами архитектурного зодчества.

                  


Список использованной литературы и источников

«Путь белого камня»: сборник материалов научной конференции / под ред. Конышев И.В., Власов Б.В., Наседкин Е.Н. и др. Пос. Горки., 2015

Азанчеев Ю.Д. «Каменоломни и разработки простых полезных ископаемых в России» СПб., Горный Департамент, 1894

Арсеньев А.В. «Записки Московского археологического института»   М., 1911, Т. XI, отд. 2, стр. 17.

Гарин Г.Ф. «Очерки истории земли Домодедовской». М., 2003

Готье. Ю.В. «Замосковный край в XVII веке: Опыт исследования по истории экономического быта Московской Руси». М., 1906, 2-е изд. М., 1937.

Милов Л.В. «Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса». М., 2001,

Милов Л.В. Особенности исторического процесса в России // Вестник Российской Академии наук 2003. Т.73. № 9. С. 771-778.

Русская историческая библиотека «Дела тайного приказа». СПб., 1904., Т.23

Семенов К.А. «"Вероятное известие о знаменитом храме..." - старинное описание церкви Знамения Пресвятой Богородицы в Дубровицах». М., 2010

Сохин М.Ю. «История добычи белого камня в нижнем течении реки Пахры» // «Путь белого камня»: сборник материалов научной конференции / под ред. Конышев И.В., Власов Б.В., Наседкин Е.Н. и др. Пос. Горки., 2015, С.1-24.

Сперанский, А. Н. «Очерки по истории приказа каменных дел Московского государства». М., 1930

Филлипович Э.Г. «О Дубровицком храме и не только о нем: (Очерк)"Дубровицкий храм Знамения Пресвятой Богородицы». Пос. Дубровицы., 2004

   


[1] Черносошные крестьяне – крестьяне, не имеющие личной зависимости от кого-либо и несущие тягло в пользу государства.


[2] Монастырские крестьяне – крестьяне, принадлежащие церкви и обрабатывающие её земли.


[3] Дворцовые крестьяне – крестьяне, принадлежащие лично государю и несущие особую специфическую повинность перед ним, например, обслуживание его конюшен или обеспечение пищей царского двора.


[4] Крепостные крестьяне – крестьяне, принадлежавшие на правах собственности помещику.


[5] Классическое трёхполье – система управления участком, при котором он один год засевается яровыми, на другой озимыми, на третий оставляется под паром.


[6] Яровые культуры – сельхозяйственные растения, высеваемые весной и дающие урожай в год посева.


[7] Озимые культуры – сельхозяйственные растения, высеваемые осенью и прорастающие зимой.


[8] Сам - мера урожайности, показывающая, сколько зерен было получено с одного семени.


[9] Милов Л.В. Особенности исторического процесса в России // Вестник Российской Академии наук 2003. Т.73. № 9. С. 771-778.


[10] Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М., 2001. С. 99.


[11] Сперанский, А. Н. «Очерки по истории приказа каменных дел Московского государства». М., 1930. С. 153.


[12] Сохин М.Ю. «История добычи белого камня в нижнем течении реки Пахры» // «Путь белого камня»: сборник материалов научной конференции / под ред. Конышев И.В., Власов Б.В., Наседкин Е.Н. и др. Пос. Горки., 2015, С.1-24.


[13] Крепь – деревянные бревна, иногда обвитые железом, которыми укрепляли стены шахт во избежание обвала.


[14] Арсеньев А.В. Записки Московского археологического института. М., 1911. Т. XI, отд. 2. С. 17.         


[15] Русская историческая библиотека «Дела Тайного приказа», СПб., 1904 Т.23 С.735


[16] Гарин Г.Ф. «Очерки истории земли Домодедовской». М., 2003 С.34-35


[17] Лещадь - каменные плитф, необходимые для прокладок при сооружении кирпичных колонн, лестниц, настилки полов и даже тротуаров.


[18] Ревизская душа – в данном случае так назывался взнос, который предприниматели вносили за каждого работника шахты. По количеству этих взносов и определяли, сколько выделять участков шахты кому-либо.


[19] Азанчеев Ю.Д. «Каменоломни и разработки простых полезных ископаемых в России» с.96-100


[20] Дементьев Е.М. «Сборник статистических сведений по Московской губернии» с. 252–254



Последние публикации

Статья подготовлена учеником 11-го класса А. Маровым в рамках сотрудничества Музея-заповедника «Горки Ленинские» и Университетской гимназии МГУ им. М.В. Ломоносова. ...

Творческая мастерская
Сценарная концепция выставки
Последняя серия офортов испанского художника Франсиско Гойи "Лос Диспаратес" ("Бессмыслица") (1815-1823).

«И холодное прошлое заговорит…»

В.С. Высоцкий

<< Возврат к списку