История про срубленную ель в усадебном парке

E-mail Печать PDF

ИСТОРИЯ ПРО СРУБЛЕННУЮ ЕЛЬ

В УСАДЕБНОМ ПАРКЕ

Шубина Т.В.,

главный научный сотрудник

В сентябре 1918 г. В.И. Ленин впервые приехал в подмосковную усадьбу Горки, живописно раскинувшуюся на высоком речном берегу в окружении старинного парка. Ильич полюбил эту усадьбу, «он так привык к Горкам, что когда была возможность поехать куда-либо в другое место, то он, если и соглашался, то с большой неохотой..., он всегда предпочитал Горки»1. Горки становятся постоянной загородной резиденцией главы государства. Семья Ульяновых бережно относилась ко всему, что окружало их в так полюбившихся им Горках. Это касалось и усадебного парка. Особенно показательна в этом отношении ставшая уже хрестоматийной история о срубленной ели в усадебном парке и наказании, которое понес за это заведующий местным совхозом и санаторием «Горки» Э. Вевер.

Личный шофер Ленина Степан Гиль вспоминал: «В Горках, возле дома, где жил Владимир Ильич, расположен густой и красивый парк с аллеями и небольшими площадками. В конце одной аллеи, по бокам, росли две огромные и очень толстые ели. Они стояли здесь, видимо много десятков лет, возвышаясь над всем парком. С первых же дней жизни в Горках Владимир Ильич обратил внимание на эти гигантские деревья и часто любовался их высотой и стройностью. «Вот это деревья! – восхищался он. – Просто чудо!»2.

В один из летних вечеров 1920 г. Гиль привез Ленина отдохнуть из Москвы в Горки. Тот вышел из автомобиля и, не заходя в дом, стал по обыкновению прогуливаться по аллеям парка. Каково же было его удивление, когда на месте одной великолепной ели он обнаружил «мощный пень, свежий и пахучий. Владимир Ильич с минуту стоял молча, затем заговорил возмущенно: «Это же анархия! Кто смел это сделать? Надо выяснить, чьих рук это дело. Мы этого так не оставим»3. Наскоро было проведено расследование. Свидетели и участники происшествия заявили, что дерево было срублено на дрова по распоряжению заведующего местным хозяйством Э. Вевера как сухое и ненужное. Когда срубили, оказалось, что ель была здоровая. О расследовании доложили Ленину, который потребовал «хорошенько наказать» виновного.

Наказание не заставило себя ждать. В тот же день Ленин написал «Постановление о наложении взыскания на заведующего санаторием «Горки» Э.Я. Вевера», в котором, в частности, говорилось: «Протоколом… установлено, что по распоряжению заведующего санаторием тов. Вевера срублена 14 июня 1920 г. в парке санатория совершенно здоровая ель. За допущение такой порчи советского имущества предписываю подвергнуть т. Вевера, заведующего санаторием при советском имении Горки, аресту на 1 месяц.

Приговор привести в исполнение Подольскому уездному исполкому, причем

(1) если будет обнаружено, что т. Вевер взысканиям раньше не подвергался, то по истечении недели ареста освободить его условно с предупреждением, что в случае нового допущения неправильной рубки парка, аллей, леса или иной порчи советского имущества он будет не только подвергнут, сверх нового наказания, аресту на 3 недели, но и удалению с занимаемой должности.

(2) Срок для приведения приговора в исполнение определить… так, чтобы сельские работы и хозяйство ни малейшего ущерба не потерпели.

Поручаю т. Беленькому4 объявить это постановление т. Веверу и его помощникам, взяв с них подписку, что им это объявлено и сообщено, что следующее подобное нарушение повлечет наказание всех служащих и рабочих, а не только заведующего. Уисполкому поручаю донести мне о назначенном им сроке для отбытия ареста и о самом отбытии. Председатель Совета Труда и Обороны В. Ульянов (Ленин). 14. VI. 1920»5.

Работник совхоза Лейтман, который и срубил эту злополучную ель, вспоминал: «Когда Владимир Ильич узнал, что в парке срубили дерево, он очень рассердился и сейчас же сам пришел сюда, тут же составил протокол и подверг т. Вевера домашнему аресту. Владимир Ильич долго не мог успокоиться, так ему было жалко этой ели. Когда мы уже на дворе разрубали ее на дрова, Владимир Ильич опять пришел, посмотрел, а потом попросил топор и стал тоже рубить»6.

Вевер, который на самом деле не отдавал распоряжения работникам совхоза о рубке именно этой ели, пишет объяснительное письмо Ленину, в котором пытается доказать, что ель срубили по недоразумению и он невиновен. Приведем этот интересный документ полностью с сохранением стиля и пунктуации автора.

«Тов. В.И. Ульянову (Ленину)

Дорогой тов.! Вторник 15 июня я прочитал акту, составленную т.т. Беленьким, Иванычевым и Габалиным7 по поводу срубленной ели в парке санатории, а также Ваше постановление в котором предписывается подвергнуть меня аресту на 1 месяц. Согласно протокола Вы конечно вынесли правильное постановление. Но поскольку я преступник и виновен к этому делу я прошу выслушать мое разъяснение. Во-первых, акт составлен тт. Беленьким, Иванычевым и Габалиным ложный и неправильный, потому что я такое распоряжение рабочим Лейтману и Телесову8 срубить ель на самом деле не давал и Лейтман такое показание тоже не дал. Во-вторых, что дерево совершенно здоровое, которое можно замазать и на следующий год было бы зеленым, этого быть не может (насколько дерево здоровое или негодное после я Вам представлю копию акта от Губземотдела).

Я не хочу оправдываться, но я хочу дорогой тов. чтобы Вы убедились насколько я преступник. Недели две или три тому назад я нашел в середине парка 2 сухих елки толщиной около 5 вершков, тогда я говорил Лейтману, что нужно пилить на дрова когда время будет. Я совершенно не знал, что эти деревья уже срублены. Когда понедельник 14 июня тов. Лейтман мне говорил, что он пойдет с Телесовым пилить в парк сухие елки, то я думал, что он говорит о вышеуказанных. Я им ответил: «Ну, что же идите если время есть».

Приблизительно через час я пошел посмотреть как они работают. Я нашел, что пилят при самой дороге. Я на них говорил: «Это нехорошо». Если б я знал, что здесь, то я не допустил бы, потому что останутся пустые места. Тогда Лейтман доказывал, что они вчера с охранниками в городки и они указывали, что вот сухие дерева пропадают, нужно резать на дрова. Поэтому они в понедельник собрались пилить.

Убедительно прошу Вас пересмотреть дело и выслушать ту и другую сторону, а также свидетелей тов. Лейтмана и Телесова. Может быть найдете отменить прежнее постановление.

С Коммунистическим приветом Э. Вевер. 18/VI. 20»9.

Не рассчитывая только на свое объяснение, заведующий обращается за помощью к работникам совхоза, членам охраны, которые наблюдали за рубкой дерева, а также к ближайшему окружению Ленина. Председатель Моссовета, который находился в это время в Горках, рассказывал: «Тов. Вевер прибежал ко мне ни жив ни мертв и начал меня просить походатайствовать об отмене приговора. Тов. Вевер говорил: «Легче год, два отсидеть, чем одну неделю по распоряжению тов. Ленина. Готов что угодно сделать, только чтобы не быть наказанным Лениным». Как я ни доказывал тов. Ленину невиновность Вевера в данном случае и преданность его вообще, он в своем решении остался непреклонен, и Вевер отбыл свое наказание»10.

Случись это с кем-то другим, дело, вероятно, и не приняло бы такой крутой оборот. Заготовка дров местными крестьянами в усадебном парке была не редкостью. Ленин об этом знал. Интересен тот факт, что первая встреча его с печником из д. Горки, который стал знаменит благодаря стихотворению А. Твардовского «Ленин и печник», произошла вовсе не на крестьянской меже, где вождь мировой революции «топтал покос». Однажды, гуляя по парку, он застал деревенского печника за рубкой деревьев. На вопрос Ильича зачем он это делает, тот, не узнав главу государства, простодушно ответил, что парк теперь не господский, а народный, значит – общий. А ездить на заготовку дров в лес далековато. Крестьянин, которого попросили никогда этого больше не делать, отделался тогда лишь легким испугом.

Данную ситуацию осложнил тот факт, что Владимир Ильич недолюбливал Вевера. Его надежды на создание в Горках образцового сельскохозяйственного производства, которое стало бы примером для крестьян, не желавших расставаться со своими земельными наделами и вступать в коллективные хозяйства, не сбывались. Некогда рентабельный многофункциональный комплекс, который бывшая хозяйка З.Г. Морозова-Рейнбот оборудовала с учетом всех новейших технических достижений, разваливался на глазах главы государства. А ведь еще в 1918 г. сразу после национализации усадьбы этот комплекс попал в список наиболее перспективных хозяйств Подмосковья. Ленин крайне болезненно переживал неудачи в хозяйстве и, пытаясь понять причины, связывал их, в частности, и с некомпетентным руководством.

Н.К. Крупская вспоминала: «Чего хочет Ильич в отношении совхоза, не понимал тогдашний заведующий хозяйством Горок тов. Вевер. Однажды Ильич, встретя его на прогулке, спросил, как совхоз помогает окрестным крестьянам. Тов. Вевер недоуменно посмотрел на него и ответил: «Рассаду крестьянам продаем». Ильич не стал расспрашивать дальше, а когда Вевер ушел, огорченно посмотрел на меня и сказал: «Даже самой постановки вопроса не понял». И потом стал как-то особенно требователен к Веверу, не понимавшему, что совхозы надо сделать показом того, как надо вести крупное хозяйство»11.

Постановление о наложении взыскания на Вевера в виде ареста Ленин оставил в силе. Сотрудник земельного отдела Моссовета, который по долгу службы часто бывал в Горках и хорошо знал Вевера, вспоминал впоследствии: «В 1920 году, летом, мы проживали в совхозе «Дубровицы» Подольского уезда. Рано утром в 7 часов утра постучался к нам тов. Вевер. Он дрожал от холода (ночь была холодная), он всю ночь шел пешком 17 километров от Горок и пробирался в г. Подольск. Вевер попросил меня поскорее согреть его горячим чаем. После чего он достает лист линованной бумаги, где была его объяснительная записка о самочинной срубке дерева. С левой стороны наверху была резолюция Владимира Ильича: «Подольский арестный дом. Арестовать тов. Вевера сроком на один месяц. Председатель Совнаркома Вл. Ульянов». Вевер нервничал, все время смотрел на свои часы и, наконец, быстро встал: «До свидания, я спешу». Ушел садиться в тюрьму»12.

Шло время, историю о срубленный ели стали постепенно забывать. Вевер, отбыв наказание, вернулся в Горки и вновь приступил к своим обязанностям заведующего хозяйством. Правда не надолго, вскоре, не без участия Ильича, он был снят с занимаемой должности.

В конце 1940-х гг., в связи с подготовкой к открытию мемориального Дома-музея В.И. Ленина в Горках, большая работа по благоустройству была проделана и в усадебном парке. Директор музея считал, парк должен быть не только восстановлен на период пребывания Ленина в Горках, но и художественно оформлен: «При въезде в Музей хотелось бы отобразить содружество ЛЕНИНА-СТАЛИНА в монументальной скульптуре, а в парке следовало бы в скульптуре или живописи отразить следующую тематику: «Ленин на отдыхе», «Ленин на охоте», «Ленин играет в городки», «Ленин на крестьянской сходке», «Ленин на реке Пахре», «Последний путь из Горок»13. Места в парке, связанные с Лениным (скамейки, аллеи, беседки, поляны и т.д.), он предлагал для увековечения предохранять специальными художественно оформленными навесами, оградами, футлярами, отмечать их мемориальными досками и аннотациями. Этим «грандиозным» планам не дано было сбыться, работы в парке ограничились его восстановлением и ограждением любимых мест отдыха Ленина, в основном, скамеек.

Не был забыт и сохранившийся пень от срубленной тридцать лет назад ели. Его тоже решили «увековечить». По этому поводу в Горки пригласили специалистов Главного ботанического сада при Академии наук СССР, которые, обследовав пень, сделали следующее заключение: «Учитывая, что вышеописанный пень сохраняется в парке Дома-музея как экспонат для напоминания о бережном отношении В.И. Ленина к ценным для здоровья населения деревьям, и что этот пень довольно сложной реставрацией в известной мере будет видоизменен, представляется целесообразным заменить всю надземную его часть соответствующим по величине отрезком от комля свежего елового кряжа. Этот отрезок предварительно законсервировать и обработать по торцевому срезу в точном соответствии со старым пнем. В этом случае корни пня возможно антисептировать на месте без выкопки пня и заменить надземную его часть отрезком без особых затруднений»14.

Пень законсервировали, накрыли стеклянным колпаком и водили к нему экскурсии с назидательным рассказом не только «о бережном отношении В.И. Ленина к ценным для здоровья населения деревьям», но и к природе вообще. Со временем колпак разбился или его разбили, пень постепенно превращался в труху и экскурсии к нему водить перестали. Тема, почему-то, перестала быть актуальной. Но и сейчас в усадебном парке не трудно найти то место, где росла когда-то великолепная столетняя ель, а мы вспомнили ее историю и события, с этой историей связанные.


 

1. Сапронов Т.В. Горки // Журнал «Прожектор». № 15 (61). 15 августа 1925 г.

2. Гиль С.К. Шесть лет с В.И. Лениным. Воспоминания личного шофера Владимира Ильича Ленина. М., изд. «Молодая гвардия», 1957. С. 95.

3. Там же. С. 96.

4. А.Я. Беленький – начальник личной охраны В.И. Ленина.

5. Ленин В.И. ПСС. Т.41. С.151

6. Описание парка Горок и любимых мест в нем В.И. Ленина. Машинописный текст. Неопубликованный материал // Фонды ГИМЗ «Горки Ленинские».

7. Сотрудники личной охраны В.И. Ленина.

8. Работники совхоза «Горки».

9. РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 124. Л. 1.

10. Сапронов Т.В. Горки. Указ. соч.

11. Воспоминания о В.И. Ленине. Т.1. М., Политиздат, 1984. С. 551-552.

12. Федоров Н.Д. Воспоминания. Машинописный текст. Неопубликованный материал // Фонды ГИМЗ «Горки Ленинские».

13. Фонды ГИМЗ «Горки Ленинские».

14. Заключение о состоянии и возможности сохранения пня – экспоната в парке Дома-музея В.И. Ленина в Горках. Машинописный текст. Неопубликованный материал // Фонды ГИМЗ «Горки Ленинские».