«И не трожь батрачек ныне!»: агитация и народное просвещение в СССР на страницах журнала «Батрачка» 1925 - 1929 гг.

E-mail Печать PDF

Юлия Шелудько

младший научный сотрудник

музея-заповедника Горки Ленинские

«И не трожь батрачек ныне!»: агитация и народное просвещение в СССР на страницах журнала «Батрачка» 1925 - 1929 гг.

В двенадцати километрах от Москвы расположен музей-заповедник «Горки-Ленинские». На его территории находятся: музей-усадьба Горки кон. XIX – нач. XIX вв., научно-культурный центр «Музей В.И. Ленина» и музей «Кабинет и квартира В.И.Ленина в Кремле» (экспозиция которого переехала сюда из Кремля в начале 1990-х гг.).

В фондах музея «Кабинет и квартира В.И.Ленина в Кремле» сохранилась личная библиотека семьи Ульяновых. Среди собрания книг и журналов, нередко встречается периодика, которая направлялась на рецензирование Н.К.Крупской. С 1917 года, Н.К.Крупская  являлась членом Государственной комиссии по просвещению, а в 1920 году председателем Главполитпросвета при Народном комитете просвещения (Наркомпрос), занимающимся политической, просветительской и агитационно-пропагандистской работой в духе идеалов  Коммунистической партии.

Почти все журналы, хранящиеся в фондах музея, посвящены просвещению и пропаганде. С точки зрения дня нынешнего, задачи образования и политического воспитания должны разделяться, однако в 1920-е гг. господствовала прямо противоположная точка зрения.

Еще в 1905 году В.И.Ленин в своей статье «Партийная организация и партийная литература» объясняет, какая литература будет нужна в дальнейшем (сюда же он относит газеты и журналы): - «Перед нами трудная и новая, но великая и благодарная задача - организовать обширное, разностороннее, разнообразное литературное дело в тесной и неразрывной связи с социал-демократическим рабочим движением.». Ленин считал, что вся литература должна стать партийной. Все газеты, журналы, издательства и т. д. должны входить целиком на тех или иных началах в те или иные партийные организации. «Только тогда литература сумеет вырваться из рабства у буржуазии и слиться с революционным классом.».

На рецензию «товарища Крупской» отсылался журнал «Батрачка», который издавался в 1925-1929 гг. и был приложением к журналу «Батрак» ( издавался с 1923 г.). Батраки представляли из себя социальную группу крестьянства, не имевшую своего хозяйства или имевшую небольшое хозяйство, доход от которого не давал средств, достаточных для существова¬ния; жили за счет продажи своей рабочей силы. Для батраков был характерен нищенский уровень быта и существования.

В массовом сознании приход советской власти связан с отменой наемного труда, однако агитационно-просветительский журнал «Батрачка» служит наглядным примером того, что исторические реалии отличаются от этих представлений.

Сам факт существования специальных агитационно-просветительских изданий, адресованных социальной группе наемных сельских работников –  батраков свидетельствует об особой важности именно этой категории крестьян для новых властей во второй половине 1920-х гг.

В фондах музея «Кабинет и квартира В.И. Ленина в Кремле» также хранятся секретные документы Наркомпроса, посланные Н.К. Крупской 7 января 1925 года, где  оговаривается, что батраки являются пролетарскими слоями деревни, а именно на пролетариат должны опираться большевики в Советской России. В этих же документах подробно рассматривается общий подход к батрачеству, где говорится: - « …необходимо воспитать эти пролетарские слои деревни в сознании, что для них основным источником существования в ближайший период явиться работа по найму».

Журнал «Батрачка» выходил один раз в месяц и распространялся через местные органы Всероссийского профессионального союза работников земли и леса (с 1926 г. переименованного в Союз сельскохозяйственных и лесных рабочих СССР). Год от года тираж журнала увеличивался: с 10 000 до 40 000, и к 1928 г. он стал самостоятельным изданием. Вместе ростом авторитета в журнале стали появляться статьи известных политиков того времени - В.Д. Бонч-Бруевича, А.В.Луначарского, Н.К.Крупской.

Спецификой журнала была его направленность на женскую аудиторию. Это было также отражением времени – женский труд и роли женщины в обществе были актуальной темой советской печати. Развитие получили взгляды на женщину нового, передового общества. Популярностью пользовались идеи, что женщины должны служить интересам класса, а не обособленной ячейке общества, т.е. семье. Какие бы темы не затрагивались на страницах журнала «Батрачка» все они подавались с учетом «женской» проблематики.

Больше всего материалов, публиковавшихся в журнале, были посвящены условиям труда батрачек. Из номера в номер журнал пытался обучить наемных работниц правильно заключать трудовой договор.

На страницах журнала расписывались в красках ухищрения нанимателей. Вот пример из статьи « Лудорвай не изменился» (Журнал «Батрачка» 1929 г. № 9. С.15). В деревне Лудорвай Вотской области середняк Михайлов, чтобы при найме на работу не заключать с 25–летней батрачкой трудовой договор и не страховать ее, решил фиктивно женить на ней своего 12-летнего сына. Очень часто батрачек «удочеряли», но после того как она проработает все лето ее под каким ни будь предлогом, ничего не заплатив выгоняли.

Подобными историями пестрят все номера журнала «Батрачка». Очевидно, что эта тема не теряла актуальности: во второй половине 1920-х гг. вышел ряд постановлений, регулировавших правила заключения трудового договора между работодателем и работником в сельском хозяйстве. Журнал стремился донести эти новшества до широкой крестьянской аудитории, но если судить по его статьям, несмотря на агитацию, трудовые договоры заключались батраками редко.

Тема труда объединялась с темой быта батрачек. Журнал регулярно публиковал письма крестьянок, поступавшие в редакцию. Скорее всего эти письма редактировались, а многие из них были сочиненны на заказ. Их тематика была строго связана с теми проблемами, которые считались наиболее актуальными для малоимущих крестьянок. Тем не менее, многие вопросы, реально волновавшие крестьянок действительно в них отражались.

Вот письмо одной батрачки в журнал в 1925 году – работая у «кулака» и обслуживая семью в 6 человек, ухаживая при этом еще и за коровой, она получает в месяц всего лишь 7 рублей.

Описывая все тяготы своего труда, батрачка жалуется, что лишь один раз в неделю может видеть своего ребенка, а бывает, что и реже. В конце письма эта женщина задает вопрос, как можно в деревне устроить ясли для своих детей, чтобы их чаще видеть. Журнал  «Батрачка» отвечает ей, что ясли можно устроить в деревне на летнее страдное время, но для этого женщинам нужно самим найти помещение, а в сборе средств для яслей им поможет касса взаимопомощи. К детям будет приставлена женщина, два раза в неделю из пункта будет приезжать врач и наблюдать за детьми. Это даст матери возможность каждый день видеть своего ребенка (Журнал «Батрачка» 1926 г. № 12. С.22).

В конце каждого номера журнала обычно была страничка, дающая советы по уходу за детьми, объясняющая как правильно ухаживать за грудничками и т.п. Кстати, многие рекомендации по уходу за детьми перекочевали в современные журналы. Не мало публикаций было посвящено медицинскому просвещению малограмотных батрачек и элементарным навыкам гигиены (Беседы врача: «Самогон-злейшая отрава», «Аборт в деревне», «Что такое сифилис»(Журнал «Батрачка» 1928 г. № 3. С.1; 1926 г. № 2. С.13; 1926г. № 6 С.14)). «Беседы врача» обычно публиковались вместе с разделом «Как скроить и сшить» или «Наше рукоделие».

В «Батрачке» есть раздел о светском просвещении женщин, где присутствуют разъяснительные беседы о правах женщин, обсуждаются проблемы женщин Востока, их подчиненное положение в семье и обществе.

Рис. 12-Иллюстрация «Женщины Востока в овальной рамке»-Журнал «Батрачка» 1926 г №8. С.9.

Почти в каждом номере «Батрачки» публиковался учебный материал для обучения азам грамотности.

 

Такое внимание  к судьбе батраков и батрачек было связано далеко не только с естественным желанием просветить наиболее невежественную часть сельского населения. Обратим внимание, что в выше приведенных фрагментах из публикаций, батрачка всегда противопоставляется нанимателю - крестьянину «середняку» или «кулаку». Особенно ярко это проявляется в сатирических агитках, издававшихся в каждом номере.

Например, в разделе «Веселая страничка» с рубриками «Картинки батрачки Аринки» и «Радио-виды бабки Степаниды» часто публиковались частушки-агитки и сатирические заметки, написанные якобы от лица некой малограмотной деревенской батрачки Аринки.  Под псевдонимом «Аринка» скрывался один или несколько профессиональных авторов, писавших в «простонародном» стиле, например, следующее:

Подавай газет нам пачку-

Надо ум свой развивать.

Все батрачки, вишь, «Батрачку»

Стали ревностно читать!

(Журнал «Батрачка» 1925 г. № 3.  С.16)


Кулачиха, вишь в кручине,

Проклинает наши дни:

-И не трожь батрачек ныне,-

Все зубастые они!

Ну, батрачки, покуда прощаете! Веселой Аринки не забывайте. Берите в руки перо да чернил целое ведро и пишите про свои делишки в «Батрачку» письмишки. Поместим в журнал, чтобы всякий прочитал. В рот вам пироги да начинка.

Батрачка Аринка

В голове у нас не пусто…

Жизнь по-новому пойдет,

Для батрачек нам Союз-то-

И защита и оплот!

 

Подавай газет нам пачку-

Надо ум свой развивать.

Все батрачки, вишь, «Батрачку»

Стали ревностно читать!

(Журнал «Батрачка» 1925 г. № 3.  С. 16.)

Собственно обучение батрачек грамотности, составление договоров и прочее – все это, с точки зрения редакции, вооружало крестьянок, работавших по найму и делало их «зубастыми» против «кулака». Но кто такой «кулак»? Ответа на этот вопрос не было. В теории кулаком должен был называться сельский богач, в реальности богатых крестьян в Советской России было не очень много, поэтому в дальнейшие годы под понятие «кулак» попадал и «середняк», а по сути дела любой крестьянин имеющий хоть какую-либо собственность.

Причиной такого направления, взятого журналом, было недоверие, которое советская власть всегда испытывала к крестьянину. С точки зрения марксистской теории крестьянство было классом мелких собственников – а право собственности на средства производства (допустим, на скот и сельскохозяйственные машины) с точки зрения большевиков было недопустимо.

В первой половине 1920-х гг. в рамках НЭПа большевики пошли на «уступку»: начали платить деньгами за закупку продуктов на селе, допустили определенную экономическую свободу, и только благодаря этому страна вышла из голода. Однако с середины 1920-х гг. эпоха НЭПа начала клониться к закату и на страницах «Батрачки» мы всюду видим агитационную пропаганду, направленную против нанимателя – «кулака».

С 1927 г. в Советском союзе развертывается коллективизация. Официально репрессиям подвергается то самое «кулачество», против которого так агитировали батрачек, в реальности под прессинг попадает большая часть крестьянства. В деревне власть ставит ставку на «бедноту»: наемных рабочих – батраков и люмпенизированные слои.

С этого времени тематика журнала постепенно меняется. Все меньше мы видим живых и красочных историй из жизни бедных женщин, зато увеличивается количество агитации и все больше печатается призывов вступать в колхозы, участвовать в коллективизации страны.

К 1929 году, все чаще в журнале начинают появляться статьи об усиленном наступлении на кулака (для этого требуется «сплачивание батрачек»), все больше говорится о том, что нужно «разбить остатки капитализма». Агитация и просвещение все больше и больше идут в тесной связке. Появляются статьи с характерными названиями: «Батрацким букварем по кулацкой кабале», «На борьбу с кулаком – укрывателем хлеба !», «Кулак-зверь»(Журнал «Батрачка» 1928 г. № 22-23. С.8; 1929 г. № 19.  С.10; 1928г. № 13.  С. 12).

Все активнее и агрессивнее проводится политическая агитация. Батрачкам, например,  предлагается  высказать свою точку зрения по так называемому Шахтинскому делу, еще до вынесения приговора.  По этому делу в 1928 г. большая группа руководителей и инженеров угольной промышленности была ложно обвиненена во вредительстве и саботаже. На станицах журнала, неграмотные женщины рассуждают, чего достойны «злые контрреволюционеры».

Но уже по названию статьи «Предателям строгое наказание» можно предугадать исход беседы (Журнал «Батрачка» 1928 г. № 11. С.6). Через несколько номеров выходит статья «Приговор пролетарского суда»,  в конце статьи автор прямо задает вопрос – «Какой вывод батрачка должна сделать для себя?» и тут-же на него отвечает – «Батрачка должна помнить, что за шахтинцами стоит деревенский кулак» (Журнал «Батрачка» 1928 г. № 14.  С5)

Считается, что число батраков, занятых в крестьянских хозяйствах и сельских обществах  стало сокращаться к 1929 году. Уменьшились сроки найма, батраки стали нанимать в основном на период сенокоса, уборки, пахоты, сева. На¬чиная с 1930 применение наемного труда в крестьянских хозяйствах запрещалось. К 1931 большинство батрачек вошли в колхозы и совхозы, часть перешла на ра¬боту в лесное хозяйство. Неофициально крестьяне исполь¬зовали труд батраков и батрачек в качестве подсобного домашнего и после за¬вершения коллективизации, но этот наем уже не учи-тывался. В конце 1929 года журнал «Батрачка» выходит в последний раз.

Итак, журнал «Батрачка» следовал в русле общегосударственной политики: просвещение и политизация крестьян, не имевших собственности, а значит, с точки зрения советских властей, близких им по духу.  «Батрачка» – стало изданием весьма специфичным, ориентированным на малоимущих женщин, работающих по найму. В нем затрагивались проблемы, которые должны были волновать бедных крестьянок. Просвещение становится все больше связано с активной агитацией.

Для вовлечения батрачек в общественную жизнь им постоянно объяснялось, что именно она, простая малообразованная женщина, может построить Светлое Завтра. Если верить журналу, для этого нужно сделать совсем немного: научиться грамоте, элементарной гигиене и т.д. – тогда батрачка сможет взять управление страной в свои руки. Опасаться нужно только одного врага – «кулака», который не дремлет, и ждет, как бы забрать эту самую власть. Журнал «Батрачка» всегда готов дать ответ – он панацея, помогающая от всех проблем, он друг, который всегда с тобой. Друг, который  ставя перед собой задачу ликвидировать безграмотность, никогда не забывал о своей сверхзадаче – перевоспитании в духе «линии партии».