Парк Музея

«Толковый словарь живого великорусского языка», изданный В.И. Далем в 1882 году, так объяснял слово «усадьба», производя его от глагола «усаживать» (на землю): это «господский дом на селе, со всеми ухожами, садом, огородом». «Ухожами» назывались хозяйственные угодья, в том числе лесные. Такое толкование передает комплексный многообразный характер русской усадьбы, прошедшей длительный путь развития от 14 до начала 20 века.

Усадебный ансамбль вобрал в себя черты двух эпох – помещичье-феодальной, получившей свое развитие в конце 18 – начале 19 веков, и буржуазной, воплотившейся в развитые формы хозяйства в конце 19 начале 20 веков. Исторические этапы формирования комплекса хорошо прослеживаются в постройках и декоративном оформлении усадьбы. Если первый период отличают строгость стиля в архитектурном решении зданий, продуманная композиция регулярного и ландшафтного парков, то во второй появляются насыщенность декором главного дома, перепланировки парка из соображений утилитарности, придание пейзажам экзотичности, необычности, введением пород, нехарактерных для средней полосы России.

Там где усадьба, - там господские особняки и службы, флигели и оранжереи, парки и пруды, аллеи и пристани. В состав каждого усадебного комплекса входит как историко-культурный, так и природный компонент, имеющий достаточно сложную структуру. Ее элементами выступают регулярные и пейзажные парки, сады и цветники.

Именно при Александр Александрович Писареве, во второй четверти 19 века,  в Горках формируется парк. Об этом свидетельствуют сохранившиеся планировочные элементы и возрастной анализ древесно-кустарниковой растительности.

У восточного фасада северного флигеля одно из самых старых деревьев парка – 400-летний вяз. От него начинается большая липовая аллея.

Совершенно очевидно, что к 1820-1830-м годам относится появление целой системы липовых аллей в верхнем парке на восток от главного усадебного дома. Перед домом, образуя полукруглый партер, высаживается трехрядная аллея лип, подвергавшихся стрижке в виде шпалер высотой около 3-х метров, так что из окон дома со второго этажа и балкона можно было видеть естественный липовый лес с курганами вятичей. Взаимно пересекающиеся просеки обсаживаются двойными рядами лип, образуя длинные узкие коридоры, с которых просматриваются пространства по сторонам аллей. В направлении к участку с курганами вятичей было начато формирование регулярного парка с системой трех боскетов. Пространство вдоль большой липовой аллеи разделяется на три равновеликие части, длина намечаемых боскетов 55 метров. Западный боскет получил законченный вид, обсаженный со всех сторон липами. В боскете размещалась крокетная площадка. В восточном боскете был выкопан квадратный пруд (он обнаружен при проведении почвенного обследования). Однако, ни центральный, ни восточный боскеты не получили завершения – их площади переходили в липовый лес на курганах. Еще одним доказательством формирования регулярного парка в тот период была стрижка деревьев, характерная для регулярных парков, о чем в настоящее время свидетельствуют вздутия или раздвоения ствола у лип на одной высоте во всех аллейных посадках. К началу 20 века стрижка в аллеях уже не производилась, и деревья стали «отрастать», сохраняя на высоте 2-3 метров характерные вздутия, развилки, искривления ствола, многовершинность.

От большой аллеи на юг отходит дорожка, одна из наиболее старых в планировке парка, вероятно существующая с незапамятных времен как граница древнего могильника. Примерно посередине ее пересекает центральная аллея. Она была «пробита» через липовый лес на курганах в начале 1910-х годов.

К периоду благоустройства усадьбы в 1910-е годы относится создание в верхнем парке на юго-восток от главного дома теннисного корта, что было данью увлечения этим видом спорта в начале века.

Большой исторический материал содержит памятник, расположенный в непосредственной близости от усадебного дома и относящийся по времени к далекому прошлому России. Это курганы вятичей. В усадебном парке расположен крупный курганный могильник, а само здание стоит на поселении 11-13 веков. Основное население территории тогда составляли вятичи. Во время раскопок в курганной группе при усадьбе Горки в 1912 году преподавателем истории московской гимназии, членом Императорского Археологического общества И.К. Линдеманом был найден набор предметов. В настоящее время эта коллекция хранится в фондах Государственного Исторического музея в Москве. Она включает височные кольца, хрустальные и стеклянные шарообразные бусы, решетчатые перстни, пластинчатые браслеты. В мужских погребениях можно обнаружить ножи, орудия труда – серпы, прыжки и т.п. Как в мужских, так и в женских погребениях много глиняных сосудов.

Этот археологический памятник - курганная группа - отмечается еще в археологических изысканиях 1879 года, где указывается, что в деревне Горки могильник состоит из 30 курганов. После обследования 1902-1904 годов было установлено, что горкинский курганный могильник состоит не из 30, а из 45 курганов.

Курганы расположены на площади немногим более 1 га в самом красивом месте парка – липовой роще. Центр могильника – высокий курган, на вершину которого ведет дорожка «улитка», а венчает его 300-летняя липа.

Продолжая путь по косой дорожке через елово-березовый участок можно заметить контраст в ландшафтах парка и иной характер насаждений. В еловые насаждения ведена лиственница сибирская для увеличения декоративного эффекта. Центр участка составляет открытая поляна. В этой глухой части парка много птиц, слышны голоса зяблика, овсянки, синицы, поползня. На восточной и южной границах парка хорошо видна граничная канава и вал, созданные еще в начале 19 века.

В период владения усадьбой Писаревым и его потомками (до 1860) территория верхнего парка определилась окончательно, как в планировочном, так и в территориальном отношении.

На севере парка появляется фруктовый сад, засаживаемый обычно яблонями и вишней. Там, где ныне располагается оранжерея, были теплицы, так как в тот период даже самая скромная усадьба не обходилась без этих необходимых в натуральном хозяйстве построек. До отмены крепостного права во всяком поместье разбивался плодовый сад, служивший как для украшения, так и для потребностей владельца усадьбы. Причем в урожайные годы избыток фруктов продавался в ближайшие города.

С 1861 по конец 1880-х годов никакого хозяйства в имении не велось. Парк постепенно зарастал, правда, сохранялись дорожки между аллейными рядами деревьев. Ни беседок, ни цветников не было. Весь верхний парк с трех сторон окружала канава. Сад в то время был запущен, полуодичавший.

Новый владелец усадьбы Прокофьев расчищает парк, удаляет старые вишни и засаживает почти весь сад яблонями уже в культурном рядовом порядке, строит небольшую оранжерею.

Следующий этап в развитии Горок начался в 1909 году, когда имение было приобретено З.Г. Морозовой-Рейнбот.

В 1912-1914 годах Фруктовый сад засаживают молодыми яблонями, на севере сада строят большую оранжерею, существующую ныне. В северной стороне за пределами парка были возведены служебные постройки, скотный двор и другие сооружения.

В начале 20 века в период владения имением Морозовой-Рейнбот, преобразования на территории были связаны с развитием хорошо организованного и по тем временами прекрасно технически оснащенного хозяйства. Наряду со строительством целого агрогородка с домами для рабочих, оранжереей, скотным двором, молочной, конюшней, кузницей, амбарами и другими хозяйственными постройками появились новые дороги, проезды, линии электропередач, большое огородное хозяйство, лесокультуры на месте вырубок, продолжали отводиться участки леса для продажи.

Горки входили в состав Сухановской волости Подольского уезда Московской губернии. Волостной земельный комитет, производя опись имения в марте 1918 года, отмечал в нем около 300,26 десятин земли, в том числе 10 десятин под усадьбой, 33,75 десятин строевого и 96,71 десятин дровяного леса. В Горках было 150 десятин пахотной земли. Хозяйство велось правильным шестипольным севооборотом, скотный двор на 150 голов имел великолепное оборудование по последнему слову техники, электрическое освещение, водопровод, центральное отопление, большие оранжереи, теплицы, необходимые службы, большой фруктовый сад и огород.

В настоящее время около 7 лет существует аптекарский огород на территории мемориального парка. Такой огород в нашей жизни явление редкое и очень полезное.

К началу 19 века относится и освоение западной части парка, где на склоне к р. Туровки разбивается ландшафтный парк с системой дорожек свободной конфигурации.

От западного фасада северного флигеля хорошо видна балюстрада, западный фасад большого дома и цветочный партер перед ним. Вниз по склону открываются виды ландшафтного парка, где на севере на взгорке видна белоколонная беседка.

Западный партер приобретает законченные формы в начале 20 века, особенно с появлением балюстрады на краю склона. В центре площадки в то время был фонтан и цветочный декор окаймлял полукруглый газон. По-прежнему единичные старовозрастные экземпляры дуба, вяза, клена сохранялись в свободном расположении вблизи дома и флигелей. Балюстрада увита виноградом девичьим. Позади балюстрады своеобразным переходом к оформлению большой поляны росли, симметрично располагаясь по отношении главной оси (Большой дом – Круглый пруд), пейзажные группы. Основу каждой составляют береза плакучая, к которой для контраста и увеличения зимой декоративного эффекта были подсажены по одному экземпляру пихта и лиственница. Дополнительный декоративный эффект создавали кустарники сирени, можжевельник казацкий, а из деревьев – пестролистная форма ясеня обыкновенного.

Следуя традиции русского садового искусства начала 19 века, парковая композиция строилась исключительно на сочетании местных древесных пород – липы, дуба, клена, вяза, ивы и березы. В качестве декора включались лишь кустарники сирени, шиповника и чубушника, а лещина и черемуха в изобилии произрастали естественно. Устройство ландшафтного парка в этот период проводилось, вероятно, методом расчистки лесных участков и сохранением наиболее здоровых и полноценных деревьев, с последующим направленным уходом за ними, формирующим пейзажи, виды и ландшафты.

Основным композиционным ядром ландшафтного парка был круглый родниковый пруд и большая поляна на склоне.

С береговой дорожки круглого пруда просматривается перспектива на большой дом, в водной глади его отражается балюстрада грота, напротив грота – 200-летняя ива белая, отмечающая, что пруд появился в конце 18 века. По сторонам перспективы на дом хорошо видны группы, составляющие основу садово-парковой композиции начала 20 века, построенной на искусном сочетании различных пород хвойных – ели колючей форма голубая, лиственницы, пихты, кедра, туи западной и можжевельника казацкого, пород-экзотов, получивших широкое распространение в садово-парковой культуре в конце 19 – начале 20 веков.

На р. Туровке каскад прудов был устроен несколькими плотинами, сохранившимися до настоящего времени на север от парка, в пределах лесопарка заповедника. Этот каскад был необходим для сбора и подпора воды на реке, так как в том месте, где позднее была устроена плотина большого пруда, располагалась мельница.

Сложный рельеф участка нижнего парка использован так, что на севере и юге от центральной поляны его высокие точки были закреплены двумя белоколонными беседками-ротондами, от которых открывались далекие перспективы на окрестности и внутренние ландшафты. Система живописных дорожек, распланированных на склоне, соединяла в единый парковый ансамбль все интересные элементы, позволяя воспринимать с разных мест пейзажи, перспективы и виды окрестностей. При этом была сохранена ценная древесная растительность естественного и искусственного происхождения всех возрастов, что позволило в короткий срок достичь высокого декоративного эффекта при реконструктивных работах. Собственно парк на склоне занимал площадь между двух дорог, спускающихся к пруду, затем постепенно переходил в участки естественных насаждений.

Созданный в период 1820-1830-х годов садово-парковый ансамбль усадьбы сохраняется в общих чертах до наст. вр., представляя памятник русской усадебной культуры того времени. Все последующие владельцы привносили в парковую композицию что-то новое, но основа, заложенная в 20-е годы 19 века, не понесла от нововведений значительных утрат, а лишь обогащалась и расширялась.

Посетитель сегодня может почувствовать атмосферу «вчера», а это возможно только при условии максимального сбережения природного окружения, как единственного живого элемента, дошедшего до нас с тех времен. Просто все стало старше – и парк, и лес, и речка, и пруд, но они «те самые», и отсюда та достоверность, что и создает атмосферу сопричастности историческому прошлому.