Дорогомиловские Каменоломни

E-mail Печать PDF

«Продолжая тему «Каменной стороны» музей-заповедник «Горки Ленинские» принял решение опубликовать в этом разделе работу молодого исследователя П.С. Прокофьевой, посвященную загадкам  Драгомиловских каменоломен, связанную с  тематикой раздела, историей добычи камня и каменоломен Москвы  и Подмосковья.  Соответствующий доклад на эту тему П. С. Прокофьева сделала на февральской конференции «Горки – Московский Кремль. Путь белого камня». Данное сообщение стало темой оживленной дискуссии. Считаем полезным ознакомить посетителей нашего сайта с этой, может быть, в чем-то спорной, но весьма интересной работой».

Б.В. Власов, заместитель директора музея по научной работе.

 

П. С. Прокофьева (Государственный Строительный Университет)

А. В. Сучков (Всероссийский Институт Минерального Сырья им. Федоровского)

М.И.Сметанин (НИИ системных исследований РАН)

ДОРОГОМИЛОВСКИЕ КАМЕНОЛОМНИ

Дорогомиловские каменоломни на сегодняшний день являются одними из самых известных в Москве и Московской области. Но из-за недоступности и отсутствия точных сведений постепенно перешли в разряд городских легенд, и серьезных попыток изучить их спелестологами, вероятно, даже не предпринималось. В данной статье представлены основные, документально подтвержденные результаты наших исследований, на данный момент представляющие собой анализ собранной из разных источников информации и некоторые выводы о возможной судьбе каменоломен.

Нашей первой задачей стал поиск полезной информации, выяснение ее достоверности и обращение к первоисточникам.

История этих каменоломен, вероятно, начинается еще в XIV веке. Об этом пишет Таисия Белоусова: «Сооружения, найденные в Дорогомилове, представляют собой каменоломни, известные с XIV века. (...) В конце XV столетия итальянские мастера предпочли для строительства дворцов и соборов мячковский известняк, и Дорогомиловские каменоломни были оставлены. В следующем веке, как считал И.Е. Забелин, их использовали как подземные тюрьмы.» [Белоусова, 1997, с. 213] Профессор и историк И.Я. Стеллецкий датировал находки, сделанные в этих подземельях, XVI веком [Стеллецкий, 1933, д.10, с. 40]. В тех же местах издавна существовали и открытые ломки белого камня.

Первые доступные нам описания подземных Дорогомиловских каменоломен  датируются 1866-м годом, когда эта система была случайно вскрыта рабочими, добывающими грунтовую краску:

«В Москве последнее время ходило немало толков о подземных ходах отрытых за Драгомиловскою заставой; толки эти, основываясь на слухах и неверных данных, преувеличивали это дело. Постараюсь вывести из заблуждения тех, которые поверили этим слухам и сообщу то, что действительно открыто при тщательном осмотре подземных ходов. Местность за Дорогомиловскою заставой, вправо от Смоленской большой дороги, вся изрыта и покрыта пригорками и курганами: издавна роют здесь камень и грунтовую краску для сургуча; Дорогомиловская улица замощена камнем, добытым отсюда. Землекопы и теперь продолжают добывать здесь грунтовую краску. Недели три тому назад, рабочие землевладельцев Фоминых, копая на глубине пяти сажень, дорылись до отверстия в подземный ход, глубиною в два аршина. У входа в это отверстие помещается зала, из которой идут четыре хода или галлереи: одна по направлению к сальному заводу Баскакова, другая к шоссейной дороге, третья к берегу Москвы-реки и вдоль этого берега, четвертая – к Дорогомиловскому кладбищу. Стены этих ходов из грунта твердого настолько, что сквозь него не просачивается вода, хотя дно и покрыто водою в иных местах на аршин; вода, видно, здесь просочилась где-нибудь ниже стены из соседней реки; она очень холодна и температура ее около пяти градусов. Ходы эти тянутся весьма далеко, местами превращаясь в широкие залы и потом суживаясь до аршина ширины; высота ходов различная, в иных местах она доходит до четырех аршин, а в других приходится с трудом продвигаться вперед ползком; впрочем в этих местах видны обвалы, да и во многих местах на стенах и потолке видны едва держащиеся глыбы, которые, при легком прикосновении, падают, но настолько тверды, что не расшибаются. Направление ходов весьма неправильное; оно идет изворотами и зигзагами, окружая колонны и путаясь, так что в этих ходах не трудно заблудиться, тем более что следы исчезают в воде. Шнурком, конец которого оставлен был у входа, исследователи измерили протяжение в двести сажень галлереи, идущей вдоль берега Москвы-реки; галлерея эта тянулась и гораздо далее, но идти не представлялось надобности, так как везде ход этот имеет тот же наружный вид, а нависшие глыбы грунта грозят обрушением. Никаких вещей в этих ходах не найдено. Свеча гаснет лишь на дальнем расстоянии от входа.» [Московские Ведомости, 1866, №210, с.3]

В следующий раз жителям Дорогомилова довелось заглянуть в подземелья в 1892 году:

«В Москве между жителями Дорогомиловской слободы распространились слухи о том, что за её заставой, на земле мещанина Фомина, рабочие, добывающие в горе грунт для выделки краски, которая идет на шпаклевку домов, нашли обширное подземелье. Слух этот подтвердился, и множество народа ежедневно ходит и разглядывает место, через которое открылся ход в упомянутые катакомбы. Место это отстоит от Москвы-реки не более как в 50-ти саженях и находится неподалеку от завода Бельве и так называемого "морового кладбища", на котором хоронили москвичей когда-то во время чумы.

Многие смельчаки с фонарями, а иные, имея в руках свечки, спускались в это подземелье; они рассказывали, что оно тянется на далекое пространство прямыми и боковыми коридорами с высеченными каменными колоннами; в некоторых местах в коридорах стоит не выше колен холодная ключевая вода; иные уверяют, что в потолках коридоров они видели медные трубочки, другие говорят, что в одном из коридоров стоит деревянный сундук, но они боялись полюбопытствовать, что в нем находится. Одни из обозревателей долго оставаться там не могли, а другие проводили там время до двух часов, и столько ни шли вперед, а до конца того или иного коридора добраться не могли.

Старики дорогомиловцы рассказывают, что они слыхали от своих предков, будто с упомянутого места был в старину подземный ход к Новодевичьему монастырю, но относиться к их рассказам с доверием нельзя.

На этом берегу каменоломня находится с незапамятных времен. Может быть, подземелье это когда-нибудь служило для добывания камня. Во всяком случае, следовало бы археологам обратить внимание на эти катакомбы и разъяснить, что это – шахты ли для добывания каких-либо материалов, или же действительно подземный ход. Лет тридцать тому назад старожилам довелось быть свидетелями тому, что в той же местности, находящейся в ведении уездной полиции, были открыты какие-то пещеры, на которые в то время ни полиция, ни археологи не обратили внимания. » [Исторический Вестник, 1892, том 49, №9, стр. 754-755.]

Вопросом существования Дорогомиловских каменоломен так же занимался И.Я.Стеллецкий, и одно из немаловажных описаний этих подземелий представлено в его рукописях.

«Тайна Дорогомилова. Именно – «тайна». Пока еще не раскрытая. Почему «белокаменная» жмется к Дорогомиловской каменной плеши, а сама построена из камня «мячковского», что на р. Пахре?

(...) Тем загадочнее провал 1889г.в целинном камне на задворках бывшей фабрики Столярова, метрах в 20 от берегового обрыва в Дорогомилове. В провал спускался представитель полиции в сопровождении мальчика, местного уроженца, Хоботова. «Впереди были пустота и мрак, вспоминает последний. Из мрака, при свете свечей, бледными пятнами проступал целый лес мощных столбов, поддерживавших плоский потолок и уходивших в непроглядную даль. С высокого, около 4х метров, потолка часто и звонко капала вода. Капли собирались в ручьи, ручьи в речку, руслом которой, - вода доходила почти до колен, - мы долго шли по направлению, как казалось, к Кремлю. Пройдено было свыше километра, распущено три мотка ниток. Еще дальше идти было страшно. Повернули назад. По пути попадались помещения вроде комнат. В некоторых из них были видны в стенах и потолке массивные железные кольца, ржавые и осклизлые. Спустя неделю провал был засыпан.

Любопытно, что такие же точно кольца были найдены на глубине 8 метров в сводах камер пол Торговыми рядами, при перестройке последних в 1889 году.

Вблизи камер были найдены человеческие черепа и целые скелеты, шлем 16 века, ружейные стволы, алебарда, дубовая пустая колода и намогильная плита, судя по орнаменту, 16 века.

Можно подумать, что железные кольца под Торговыми рядами, как и в каменных недрах Дорогомилова, одного порядка: - «века тайны», - 16 века…

Характерно, что скважина артезианского колодца, устроенного здесь позднее, прошла через пустоту. На памяти старожилов, в ближайших окрестностях провала, - следы земляного вала. (...)

Если Пахринские лабиринты были использованы местными жителями в качестве «каменоломен», то Дорогомиловские – правительством Грозного, - в качестве камер для пыток и застенков…» [Стеллецкий, 1993, д.10,  с. 38-41]

В черновом варианте рукописи уточнено, что спускаться пришлось по веревкам.

«Рассказанное Хоботовым нашло свое подтверждение в 1926 году. В этот год было мощное половодье. Земля с нижней части высокого каменного берега Трехгорки была смыта и известняковый массив обнажен. Мое внимание привлекло отверстие, небольшое, в виде окна. Внутри галлерея шла влево и вправо, вдоль по течению реки. Когда на другой год я явился его обследовать, оно оказалось скрытым под мощным оползнем. Будущая московская спелеологическая экспедиция должна будет прорыть траншею сверху донизу горы, до каменного массива. Расчищая последний она обнаружит загадочное отверстие. Расширить последнее и проникнуть внутрь большого труда не составит. (...) Разгадку этой тайны мы должны, как лучший научный подарок, преподнести 800-летней юбилярше-Москве.» [Стеллецкий, 1993 (1946), стр. 20-21]

Сопоставляя эти рассказы очевидцев, видим, что описание открывшихся подземелий в разных источниках во многом схожи, что дало основание считать их весьма точными. Приведенная в них информация позволила сузить область поиска.

К сожалению, «Будущая московская спелеологическая экспедиция» так и не состоялась (по крайней мере, о ней не нашлось никакого упоминания). И, чтобы определить предполагаемое расположение ходов и осуществить привязку к местности, необходимо точно разобраться, о каких же именно адресах и заводах идет речь, а так же, какие значимые нам изменения с тех пор произошли.

Как упоминалось выше, место провала грунта, произошедшего в 1892 году, «отстоит от Москвы-реки не более как в 50-ти саженей и находится неподалеку от завода Бельве и так называемого "морового кладбища", на котором хоронили москвичей когда-то во время чумы.» А провалы 1889 года - «на задворках бывшей фабрики Столярова, метрах в 20 от берегового обрыва в Дорогомилове».

Фабрика Биллье (Бельве) появляется в Дорогомилове примерно в 1880х годах, в «Торгово-промышленной адресной книге г. Москвы» в качестве адреса указано только: «у Дорогомиловской заставы» [Торгово-промышленная адресная книга г. Москвы, 1894, с. 282]. В 1903 году упоминание фабрики Биллье (Бельве) пропадает, зато в Дорогомилово появляется фабрика В.Столярова : «Столяров В., ф-ка за Дорогомил. заст.» [Вся Москва, 1903, с. 1506] Адреса фабрик совпадают, и родом их деятельности является производство красок. Это дает основание предполагать, что речь идет об одном и том же месте. В одном из исторических путеводителей так же упоминается, что Фабрика Биллье впоследствии принадлежала В.В.Столярову. [Дорогомилово: из истории московского полуострова. 2000, с.38]

Точный адрес фабрики Столярова указан в справочнике «Вся Москва» за 1917 год, в разделе «Краски. Фабрики и заводы»: «за Дорогомил. заст., Бородинский, 8». Бородинских переулков в то время в Дорогомилове было несколько, но за заставой находился лишь один. К сожалению, мы не нашли достаточно подробной схемы Дорогомилова с нумерацией домов. Но, тем не менее, если обратиться к карте 1912 года [План города Москвы с пригородами, 1912], то видно, что на этом же Бородинском переулке с 1894 года был расположен Трехгорный цементный завод [Дорогомилово: из истории московского полуострова. 2000, с.38].

Этим объясняется подпись к фотографии места провала 1889 года, сделанной И.Я.Стеллецким в 1933 году.

В проекции на современный город, это место находится в районе дома №15 по набережной Тараса Шевченко.

К Трёхгорному цементному заводу относились и открытые карьеры по добыче известняка, существовавшие вплоть до реконструкции набережной неподалеку на правом береговом склоне у Москвы-реки. О них пишет геолог А. П. Павлов:  «Первою интересною в геологическом отношении местностью является ряд каменоломен на берегу реки у цементного завода между городом и Дорогомиловским кладбищем и немного выше Дорогомиловского кладбища. Добраться до этих каменоломен можно двумя путями:

1) приехав к Дорогомиловской заставе повернуть вправо и мимо пивоваренного завода выйти к реке и затем идти берегом реки вверх по течению до самых каменоломен или

2) выйти за Дорогомиловскую заставу и, дойдя до цементного завода повернуть вправо во двора завода и двором пройти к реке и к каменоломням. Известняк в этих каменоломнях разрабатывается ниже уровня реки и весною обыкновенно бывает затоплен. Всего поучительнее посетить каменоломни, когда из котлованов вода выкачана и происходит разработка камня». [Павлов, 1914, с. 51]

В 1937 году происходит немаловажное событие: в связи с открытием канала «Москва-Волга», уровень в Москве-реке поднимается с абсолютной отметки около 116 до 120 метров. Открытые карьеры на пойме правого берега затоплены и брошены. А в 1960-е годы набережную Тараса Шевченко облицовывают гранитом, при этом подсыпая берег, что хорошо видно на старых фотографиях.

Теперь, имея представление о месте расположения Дорогомиловских каменоломен, обратимся к московской геологии.

Геологический разрез Москвы, доступный для изучения, представлен отложениями четвертичной, меловой, юрской и каменноугольной систем. Большинство известняков Москвы и Подмосковья, которые разрабатывались и разрабатываются до сих пор, только уже исключительно открытым способом, относятся к разным ярусам разных отделов каменноугольной системы. Например, наиболее известные и сохранившиеся горные выработки закрытого типа, расположенные в долинах рек Пахра и Рожайка, заложены в поле развития мячковской и подольской свит верхнего подъяруса московского яруса среднего карбона.

Объект нашего исследования находится в поле развития хамоничевской свиты касимовского яруса верхнего отдела каменноугольной системы. Мощность отложений хамовнической свиты до 17 метров, литологическая характеристика: глины, мергели пестроцветные, известняки зеленовато-серые органогенно-обломочные мелкозернистые, доломиты с комплексом фораминифер. В предполагаемом месте нахождения каменоломен общий геологический разрез представлен четвертичными (мощностью первые метры), юрскими (глинами и песками пронской серии мощностью от 5 до 15 метров) и каменноугольными отложениями (хамовническая свита, мощность до 17 метров) [Дашевский, 1997]. Для проверки предположения о существовании в этом месте каменоломен были сопоставлены гипсометрические параметры современного рельефа и кровли каменноугольных отложений [Атлас геологических и гидрогеологических карт города Москвы, 1935]. Это сравнение подтвердило теоретическую возможность существования в этом районе подземной горной выработки: абсолютные отметки высот достигают 134-136 метров, уровень кровли карбона достигает отметки 128-130 метров.

Достаточная площадь распространения на юг и на юго-восток от берега р. Москвы изогипс кровли каменноугольных отложений с отметками 120 и 124 метров показывает, что объем породы для потенциальной отработки был велик.

Необходимо обратить внимание, что во всех описаниях Дорогомиловских каменоломен упоминаются текущие по каменному полу ручьи. Это дает основания полагать, что на тот момент существовали условия для ухода грунтовых вод самотеком. То есть, выработки в тот момент располагались точно не глубже уровня Москвы-реки (116 метров). А скорее – даже выше (вспомним про отверстие, выходящее в подземную галерею, найденное И.Я.Стеллецким в 1926 году после мощного половодья). Сейчас же, при уровне уреза воды в Москве-реке равном 120 метрам, существует немалая вероятность частичного затопления каменоломен, но без более тщательного изучения делать выводы об их доступности, как и о возможной степени обрушения, нельзя.

Весной 2014 года на береговом склоне, недалеко от дома №15 по набережной Тараса Шевченко, был обнаружен новый провал грунта, незамедлительно осмотренный нашей подземной командой и уже год существующий практически в неизменном состоянии.

Провал имеет форму колодца, расширяющегося к низу, и достаточно значительные размеры: примерно 5 метров до верха сошедшего земляного конуса и около 2-х метров в ширину.

Верхняя видимая часть стен состоит в основном из техногенных грунтов с включениями битого кирпича (мощностью около 3х метров). Ниже (мощностью от 0,5 до 1,5 метров) – волнообразные пласты серого цвета, предположительно, глинисто-карбонатного вещества техногенного происхождения (вероятно, это наследие цементного завода, стоявшего здесь), в котором встречается ржавая арматура.

После техногенных грунтов по разрезу начинают идти коренные породы: песчано-глинистые разности мощностью около метра. В самой глубокой доступной для осмотра части провала были обнаружены глыбы известняка, относящиеся к хамовнической свите.

Пробовать раскапывать слой осыпавшегося грунта мы не рискнули из-за обвалоопасности, но было видно, что сошедший земляной конус явно уходит глубже под стену в южном направлении. Без проведения дополнительных работ назвать точную причину образования провала и однозначно утверждать о его принадлежности к подземным выработкам нельзя, но предполагается его гравитационно-техногенная или карстовая природа, а канализационные системы, которые могли бы стать причиной размыва грунта, исправны и в непосредственной близости не проходят. Важно заметить, что и находится он практически в том же месте, где располагались описанные ранее провалы прошлых лет.

В результате анализа собранной информации и геологического строения местности, можно уверенно говорить о расположении, глубине заложения и некоторых других особенностях Дорогомиловских каменоломен. Основной нашей задачей на данный момент является поиск возможности дальнейшего изучения этого объекта с помощью точных приборов и непрямых методов. Дорогомиловская система подземных выработок является уникальным историческим памятником строительства Москвы Белокаменной, но без должного внимания со стороны спелестологов и археологов этот объект, еще доступный для исследования, может быть безвозвратно потерян при застройке пока еще пустующей территории".

 

Список литературы

Атлас геологических и гидро-геологических карт города Москвы / Даньшин Б.М., Корчебоков Н.А. - М.: Издание Всесоюзного картографического треста, 1935

Белоусова Т.М. Тайны подземной Москвы. - М., 1997, - 234 с.

Вся Москва. Адресная и справочная книга / ред. Суворин А.С. - М.: 1903, с. 1506

Дашевский В.В. Государственная геологическая карта Российской Федерации. Геологическая карта и карта полезных ископаемых дочетвертичных образований, N-37-II (Москва), масштаб: 1:200000, серия: Московская, составлена: Геоцентр-Москва, 1997

Дашевский В.В. Государственная геологическая карта Российской Федерации. Геологическая карта и карта полезных ископаемых погребенной поверхности каменноугольных образований, N-37-II (Москва), масштаб: 1:200000, серия: Московская, составлена: Геоцентр-Москва, - 1997

Дорогомилово: из истории московского полуострова / Кузьмина О.В., Бахурина Л.С., Ред. Михнова И.Б. – М.: ЦБС «Киевская», 2000, - 192 с.

Исторический вестник / ред. Шубинский С.Н. - С.-Петербург, 1892, том 49, №9. Раздел "Смесь", стр. 754-755. (всего в томе 760с.)

Московские ведомости /  ред.. Назаревский В.В. – М.: 1866, №210

Немецкая аэрофотосъемка 1941-1942

Павлов А.П. Геологический очерк окрестностей Москвы. – 5-е издание, – М.: Типография т-ва И.Д. Сытина, 1914. – 112 с.

План города Москвы с пригородами / Издание Т-ва А.С.Суворина . – 1912.

Стеллецкий И.Я. Метро и подземная Москва. – РГАЛИ, 1933, Ф.1823,  – оп.2 – д.10, с. 38-41

Стеллецкий И.Я. (черновые записи) – РГАЛИ, 1933 (1946),  Ф.1823 – оп.2 – д.20, с. 20-21

Торгово-промышленная адресная книга г. Москвы / Прянишников П.К. – М.: 1894, - 282 с.

Фотоматериалы сайта pastvu.com