Дальнейшую судьбу усадьбы определило присутствие в Горках главы советского государства. Именно этот факт, а в дальнейшем Горки становятся постоянным местом отдыха и лечения Ленина В.И., спас усадьбу от забвения, а коллекцию от разорения. Со времени своего первого приезда Ленин часто бывает в усадьбе, проводит здесь свои выходные дни, отпуска, иногда приезжает на несколько часов после работы, а с мая 1923 г. в связи с болезнью жил в Горках постоянно. В общей сложности Ленин прожил в Горках около двух с половиной лет. Здесь он создал около 900 различных произведений. Среди них наиболее известные: «Пролетарская революция и ренегат Каутский», «Детская болезнь «левизны» в коммунизме», «Великий почин», «Кризис партии» и другие. Здесь разрабатывались практические вопросы реализации новой экономической политики, образования СССР.

Резиденция руководителя Советского государства.

25 сентября 1918 г. В.И. Ленин впервые приехал в подмосковную усадьбу Горки. В связи с ухудшением здоровья после тяжелого ранения, едва не стоившего ему жизни, Ленину был рекомендован отдых. После непродолжительных поисков подходящего места в Подмосковье остановились на Горках. Выбор не случаен, поскольку в усадьбе имелись все условия для полноценного отдыха, а близость к Москве и телефонная связь с ней и с другими городами страны создавали главе государства необходимые условия для повседневного, оперативного руководства страной.

…Объездив пригороды и дачные места, и осмотрев ряд особняков, мы остановились на имении бывшего московского градоначальника Рейнбота в Горках. Дом там был в полном порядке, хотя и несколько запущен.

Доложили мы Якову Михайловичу результаты поездки, он одобрил наш выбор и велел все привести в порядок, подготовить Горки к приезду Ильича. Снова подчеркнул, что делать мы все должны лично, вдвоем (с председателем Мосгубисполкома), и сохранять в строгой тайне, чтобы никто лишний не узнал о будущем местопребывании Владимира Ильича.

Вдвоем с председателем губисполкома мы и приступили к работе. Просидели в Горках несколько дней. Сами, как умели, без чьей-либо помощи, вытащили из дома весь хлам и мусор, вычистили и вымыли стены, полы, окна, выколотили мебель, и, вернувшись в Москву, доложили Свердлову и Дзержинскому, что можно переезжать, все готово. Феликс Эдмундрович выделил для охраны Горок десять чекистов, подчинив их мне. Я отвез их на место и поселил во флигеле, где раньше жил управляющий, а на следующий день перевез в Горки Владимира Ильича и Надежду Константиновну. Было это числа 24-25 сентября 1918 г.

П. Мальков
(Журнал «Москва», № 11, 1958 г.)

…Его перевезли в Горки, в бывшее имение Рейнбота, бывшего градоначальника Москвы. Дом был хорошо отстроен, с террасами, с ванной, с электрическим освещением, богато обставлен, с прекрасным парком. В нижнем этаже разместилась охрана; до ранения вопрос об охране был весьма проблематичен. Ильич был к ней непривычен, да и она еще не ясно представляла себе, что ей делать, как вести себя. Встретила охрана Ильича приветственной речью и большим букетом цветов. И охрана и Ильич чувствовали себя смущенными. Обстановка была непривычная. Мы привыкли жить в скромных квартирках, в дешевеньких комнатах и дешевых заграничных пансионатах и не знали, куда сунуться в покоях Рейнбота. Выбрали самую маленькую комнату, в которой Ильич потом, спустя 6 лет, и умер; в ней и поселились. Но маленькая комната имела три больших зеркальных окна и три трюмо. Лишь постепенно привыкли мы к этому дому… . Потом Горки стали постоянным летним пристанищем Ильича и постепенно были «освоены», приспособлены к деловому отдыху. Полюбил Ильич балконы, большие окна.

Н.К. Крупская
Воспоминания о В.И. Ленине. Т. 1. М., 1984. с. 534.



Владимир Ильич любил больше всего эту дачу, любил сам дом, нравилось ему и высокое положение дома, и эти широкие горизонты… Особенно любил он дорожку к большой сосне в парке.

Д.И. Ульянов (Фонды ГИМЗ «Горки Ленинские)



«Весной 1919 года Владимир Ильич ставил перед рабочими Горок, где он жил, вопрос об организации коллективного хозяйства нового типа. Однако большинство горкинских рабочих было к этому мало подготовлено. Рейнбот, владевший ранее Горками, подобрал в свое имение латышских рабочих, стремясь поставить их подальше от населения, обособить. Горкинские рабочие, как и все латышские рабочие, ненавидели помещиков, но в коллективной работе, к организации управления совхозом они были еще весьма мало приспособлены в то время.



Я помню, как на совещании, проходившем в Большом доме, Ильич убеждал их, очень волновался. Но не вышло ничего из его стараний. Дело свелось в дележу рейнботовского имущества, и Горки превращены были в обычный совхоз. Ильич хотел, чтобы совхозы стали для крестьян показом, как умело вести крупное хозяйство; как вести мелкое хозяйство, крестьяне знали, как вести крупное, - им надо было еще учиться.

Чего хочет Ильич в отношении совхоза, не понимал тогдашний заведующий хозяйством Горок тов. Вевер. Однажды Ильич, встретя его на прогулке, спросил, как совхоз помогает окрестным крестьянам. Тов. Вевер недоуменно посмотрел на него и ответил: «Рассаду крестьянам продаем». Ильич не стал расспрашивать дальше, а когда Вевер ушел, огорченно посмотрел на меня и сказал: «Даже самой постановки вопроса не понял». И потом стал как-то особенно требователен к Веверу, не понимавшему, что совхозы надо сделать показом того, как надо вести крупное хозяйство».

Н.К. Крупская. Воспоминания о В.И. Ленине.
Воспоминания родных. Т.1. М., 1984. С. 551-552



«В июне 1922 г. Ленин в беседе с М.И. Ульяновой высказывает пожелание, чтобы сделать из совхоза «Горки» показательное хозяйство для крестьян окрестных деревень, советует ей и Н.К. Крупской прочесть книгу А. Гарвуда «Обновленная земля. Сказание о победах современного земледелия в Америке», поручает семена лучших культур растений из Америки. Ленин, как вспоминала Ульянова, говорил ей позднее во время их прогулок по парку: Пусть ни один клочок земли не останется здесь неиспользованным. И мы прикидывали и обсуждали, где, что можно будет рассадить, где надо устроить питомник и пр.».

Владимир Ильич Ленин.
Биографическая хроника. Т. 12. М., 1982. с. 355

Многих, приезжавших к ним, удивляло, почему в доме в Горках вся обстановка, вплоть до портретов на стенах, оставалась такой же, как при прежних владельцах, Рейнботах. Особенно, казалось…, должна раздражать Владимира Ильича обстановка в его комнате: белая с позолотой будуарная мебель, зеркала между окнами. Но Ленин уже в первый свой приезд попросил, чтобы никаких перестановок в доме специально для него не делали, подчеркивая этим, что его дом – это скромная кремлевская квартира, а свое пребывание в Горках он считал временным, как в доме отдыха или в санатории, что Горки – государственная собственность.

В. Арманд Воспоминания о В.И. Ленине. Т.4. М., 1979. с. 332



В Горки приезжали политические соратники Ленина: Бухарин Н.И., Дзержинский Ф.Э., Зиновьев Г.Е., Каменев Л.Б., Кржижановский Г.М., Красин Л.Б., Орджоникидзе Г.К., Преображенский Е.А., Пятаков Г.Л., Рыков А.И., Сталин И.В., Томский М.П. и другие. Они были представителями так называемой «ленинской» партийной гвардии. К началу нэпа таковых оставалось не более половины от всего состава. Более 12 тысяч из тех, кто вышел из подполья вместе с Лениным в 1917 году, как показывает статистика, погибли, умерли от ран и болезней в период Гражданской войны. Далеко не все оставшиеся в живых, по мнению руководителя государства, были способны разумно распорядиться властью.

Несомненно, находясь в Горках, Ленин продолжал размышлять о тонком слое интеллигентных, образованных, способных руководителях, которые «несли всю тяжесть управления страной» (Ленин В.И. ПСС., т. 38, с. 145). В мире, по характеристике Ленина, «самомнения невежества», отсутствия «элементов культуры», этот «тончайший» слой интеллектуально и морально доминировал в правящей партии, определял вектор развития страны. От ума, деловых и нравственных качеств этого слоя руководителей, в условиях сложившейся однопартийной системы, дефицита квалифицированных кадров, во многом зависела судьба страны, которая вздохнула после изнурительных мировой и гражданской войн, накормила себя в 1922 году после страшного голода. Вместе с тем, он ясно осознавал хрупкость, опасность такого состояния, предприняв в своих последних статьях и письмах попытку создания механизма контроля над деятельностью ЦК вплоть до Генсека, недвусмысленно отказав Сталину стать его политическим преемником, что было расценено его окружением в виде размышлений больного человека.

Уничтожение ленинской партийной гвардии, её интеллектуальной составляющей и тех, кого можно было рассматривать в качестве преемников Ленина в последующие годы, в немалой мере определили драматический ход дальнейших событий.

«Он был до самой смерти таким, каким и раньше, - человеком громадной воли, владевшим собой, смеявшимся и шутившим еще накануне смерти, нежно заботившимся о других».

Крупская Н.К. в письме к Горькому А.М.
В.И. Ленин и А.М. Горький: Письма.
Воспоминания. Документы. М., 1969, с. 265