МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК - ХРАНИТЕЛЬ НАСЛЕДИЯ ПРЕДКОВ.

Жемчужиной Государственного исторического музея-заповедника «Горки Ленинские» является усадьба Горки с ее неповторимым архитектурно-парковым ансамблем. Усадьба Горки – одна из немногих среднепоместных усадеб России с хорошо сохранившимися интерьерами зданий, предметами культурного наследия. Живописные окрестности, неповторимая архитектура и уникальная история усадьбы вызывает к ней неподдельный интерес. Формирование современного вида усадебного ансамбля, включая её хозяйственный комплекс, началось в начале XIX столетия.

Создание и развитие усадьбы «Горки».

Новая жизнь усадьбы началась после приобретения её в 1824 году генералом А.А.Писаревым (1780-1848), участником военных кампаний 1805-1807 гг., Отечественной войны 1812 г., заграничных походов русской армии. Ратная жизнь не мешала Писареву заниматься литературой, к которой он имел большую склонность. Александр Александрович сочинял басни и сатиры, патриотические оды и гимны. Он увлекался также изучением древностей. В 1809 г. по предложению Гавриила Романовича Державина он был избран в члены Российской академии наук.

Александр Александрович начал благоустраивать имение в Горках. В стороне от обветшавшего деревянного усадебного дома он заложил новый - каменный. Большой любитель "сельских видов", Писарев разбил в Горках новый липовый парк, планируя его так, чтобы главная аллея не повредила древних славянских курганов. Во внутреннем дворе были тогда отстроены конюшня, прачечная и каретный сарай. В северной части парка посадили новый вишневый сад.

В конце 1820-х гг. имение занимало довольно большую территорию на левом берегу реки Туровки. На высоком холме был расположен архитектурный ансамбль, созданный по канонам классицизма и имевший осевую симметричную планировку. Дом и два флигеля образовали парадный двор. Склон перед ним был превращен в зеленый партер, замкнутый небольшим водоемом. При Писареве перед главным домом была посажена трехрядная аллея лип, стриженых в виде шпалер, так чтобы из окон дома, со второго этажа и с балкона был виден естественный лес с древними курганами. Парковая композиция строилась исключительно на сочетании местных пород деревьев - липы, дуба, клена, вяза, ивы и березы.

С любовью отстроенный дом в Горках был уютен и хлебосолен. Погулять «в воскресный день, свободный от недосугов» в Горки стремились сослуживцы Писарева, его знакомые, сотоварищи по Обществу древностей российских, литераторы и историки, а также общественные деятели. Интересно, что зваными гостями у Писаревых были люди, замеченные в инакомыслии: декабристы Ф.Н. Глинка, С.И. и Н.И. Кривцовы, члены Союза благоденствия С.Д. Нечаев, М.Ф. Орлов, Г.А. Римский-Корсаков, С.П. Шипов и другие. В преклонные годы Александр Александрович стремился в Горки, находя здесь покой и уединение. Он не изменил своим привычкам и по-прежнему вел обширную переписку и созывал гостей. Так, отставному бригадиру Д.А. Новосильцову он в 1835 г. послал приглашение в стихах: «Теперь мне кажется без отговорки Вам нужно ехать в Горки… Верь без красного словца, что в Горках для тебя и двери настежь и сердца!»

Купеческий период истории усадьбы в Горках, который начинается со времени реформы 1861 года, характерен чередой новых её владельцев. Одни приспосабливали усадьбу и хозяйственные постройки для реализации своих производственных и коммерческих интересов. Другие видели в ней лишь место для загородного отдыха, не вкладывая каких-либо средств на ее содержание.

Так, с 1890 г. новым владельцем Горок стал Иван Александрович Прокофьев, представитель Воскресенского купечества. Он имел косметическое производство "С.А.Прокофьев и К", владел первой русской парфюмерной фабрикой в Санкт-Петербурге "Северная Флора", сетью розничных магазинов по России.

Основное внимание в Горках он уделял хозяйственным службам, желая наладить экономическую жизнь поместья. Он восстановил скотный двор и конюшни, существовавшие еще при Писареве, отремонтировал теплицы, разбил яблоневый сад. В хозяйстве выращивали рожь, овес и картофель. На лугах косили сено для собственных нужд и на продажу. Огородное производство давало доход от продажи капусты, огурцов, которые продавали местным крестьянам прямо с грядок. Выращивали резеду для парфюмерного производства. В специально построенной оранжерее начали разводить для продажи в Москве цветы.

Более того, Прокофьев провел ремонтные работы в усадебном доме и службах. Усадебный парк был расчищен, а главная липовая аллея продлена до усадебного дома. Северная въездная дорога была обсажена до Каширской дороги березами, а в южной части усадьбы была разбита еловая аллея, ведущая в сторону реки Пахры. Это внимание владельца к архитектурной и природной среде усадьбы можно объяснить тем, что парк и старинный дом стали весьма привлекательны для первых в Горках дачников. В 1895 г. на территории усадьбы уже имелись две дачи, которые сдавались на лето горожанам.

В 1899 г. Прокофьев расстался с "Горками", а через год после нескольких перепродаж, имение перешло в руки братьев Герасимовых, потомков директора Правления Товарищества "Реутовская мануфактура" мануфактур-советника Григория Сергеевича Герасимова. Имение находилось в совместном владении четырех семей, которые использовали его для своего летнего отдыха. Дочь биржевого маклера Г.Г.Герасимова, который, судя по всему, больше других занимался делами имения, Татьяна, вспоминала: “Летом вся семья жила в Горках, а зимой в Москве. ...Каждую субботу собирались родные и близкие друзья дома, это называлось "журфиксы", пели, играли на пианино". Обед накрывали на верхней веранде Большого дома.

Содержание имения в окрестностях Москвы было дорогим удовольствием. Герасимовы экономили средства, переезжая в деревню: ведь жизнь в подмосковной усадьбе обходилась членам большого семействе намного дешевле, чем в городе. Получив Горки после смерти отца, наследники лишь пользовались тем, что далось им даром. Пахотные угодья в окрестностях Горок по-прежнему зарастали травой, свой молочный скот не держали, даже цветов не разводили: покупали полевые у крестьянских ребятишек. Плодовые яблоневые и вишневые сады пока еще плодоносили, но ухаживать за ними дачникам было недосуг.

В 1902 г. в южной части усадебного парка в Горках возникли первые дачи на арендованной у Герасимовых земле, при этом усадебные строения и парк остались за владельцами. Новыми обитателями Горок стали семьи дочерей потомственного почетного гражданина, купца 1 гильдии, одного из совладельцев “Товарищества Алексея Бахрушина и Сыновей” Василия Алексеевича Бахрушина (1832-1906).

Современный вид усадебного комплекса сформировался при новой и последней владелице Горок З.Г.Морозовой, вдове известного российского предпринимателя. Она «не торгуясь» купила усадьбу у Герасимовых в 1909 году. В имении были начаты работы по реконструкции архитектурно-паркового ансамбля по проекту архитектора Франца Осиповича Шехтеля, давнего знакомого Морозовых. Архитектурный надзор был поручен другому известному зодчему - Федору Никитовичу Кольбе. Десятки московских фирм получили подряды на поставку материалов и проведение строительных и отделочных работ в имении Горки. Желая обрести "дворянское гнездо", Зинаида Григорьевна задумала обустроить его по высшему разряду.

После трагической смерти Саввы Тимофеевича в Каннах в 1905 г. З.Г. Морозова стала одной из богатейших женщин России. Однако она вела достаточно замкнутую жизнь, целиком отдавшись воспитанию детей. В 1907 г. она сделала смелую попытку уйти от одиночества, вступив в брак с давним знакомым семьи Морозовых, градоначальником Москвы генералом А.А. Рейнботом. Благодаря этому браку, она была причислена к московскому дворянству. Но не прошло и нескольких месяцев, как вокруг имени Рейнбота разразился громкий скандал. За обвинением его в казнокрадстве последовала отставка с поста градоначальника. Все это стало для Зинаиды Григорьевны большим разочарованием. И только хлопоты по устройству имения Горки и созданию там крупного капиталистического предприятия помогли ей обрести себя.

Следуя моде и испытывая душевную потребность к коллекционированию предметов искусства, З.Г. Морозова-Рейнбот окружила себя в Горках изысканной мебелью, ценными живописными полотнами XVIII-начала ХХ вв., роскошными экземплярами своей коллекции фарфора. Она хотела воспроизвести в комнатах Большого дома волшебную атмосферу русской помещичьей жизни прошлого. Как-то в разговоре она призналась: "Я никогда не жила в старинных усадьбах, но мне кажется, что душа моя там жила". При этом,Морозова-Рейнбот понимала, что имение обязательно должно приносить доход. К 1917 г. ей практически удалось завершить работы по созданию в Горках многоотраслевой "экономии", включавшей в себя полеводство, садоводство и молочное хозяйство.

В период 1909 - 1914 гг. главный дом в Горках был реконструирован, к нему были пристроены зимний сад и веранда, над которыми были устроены открытые террасы. Фасад дома, выходящий на парадный двор, украсил шестиколонный портик ионического ордера. Обращенный к парку, восточный фасад был оформлен колоннадой тосканского ордера. Над окнами второго этажа появились барельефы на сюжеты греческой мифологии.

Изменился не только внешний облик зданий, иным стало убранство интерьеров. Они были решены в неоклассическом духе, характерном для творчества Шехтеля этого периода. Почерк гениального зодчего модерна прослеживается в деталях отделки - рисунках драпировок, формах ваз, светильников, в предметах мебели, составляющих вместе с архитектурой единый в стилевом отношении ансамбль.

Преобразования, произошедшие в усадьбе в 1910-е годы, как покажут дальнейшие события, во многом способствовали тому, что Горки, пережив все трудные времена в истории страны, не только сохранились, но смогли стать одним из интереснейших музейных памятников русской усадебной культуры XIX - начала ХХ в.

Усадьбу в Горках не постигла печальная участь многих подмосковных, да и не только подмосковных, поместий, которые приходили в упадок на рубеже XIX и ХХ веков, были разграблены или разрушены в годы российских революций. Морозова смогла организовать своих работников на охрану усадебного хозяйства и не допустить разгрома. В марте 1918 г. усадьба была национализирована, а на базе хозяйства создана сельскохозяйственная ферма «Горки». З.Г. Морозова-Рейнбот, вынужденная покинуть имение, не сразу смерилась с постигшей ее участью. Пользуясь лояльным отношением к ней со стороны своих бывших работников и управляющего, она не теряет связи с усадьбой, часто приезжает Горки и пытается спасти их от разорения. В апреле 1918 г. она добивается приезда в Горки Комиссии по охране памятников искусства и старины, которая, обследовав поместье, выдает Охранную грамоту на усадьбу.

УДОСТОВЕРЕНИЕ

Комиссия по охране памятников и художественных сокровищ при Моск. Сов. Рабоч. и Крест. Депутатов удостоверяет, что принадлежащий гражданке Зинаиде Григорьевне Резвой в имении «Горки» при полустанке «Герасимово» Рязано-Уральской жел. дор., Подольского уезда, Сухановской волости дом с художественно-исторической обстановкой в нем, как национальное достояние, находится под охраной комиссии. 19 апреля 1918 г.

(ЦГАМО. Ф.4997. Оп.1. Д.137. Л.47.)

Морозова передает управляющему ключи от дома, Охранную грамоту на усадьбу и уезжает в Москву. В Горки она никогда больше не вернется.