Забытые традиции и зимние праздники.

E-mail Печать PDF

Забытые традиции и зимние праздники.

Зимнее время, несмотря на всю его суровость и холод, является для нас временем, самых веселых и популярных праздников: Новый год, Рождество, Крещение, Масленица и пр. Каждый из праздников ассоциируется у нас с определенной традицией: Новый Год – с елкой, с новогодними пожеланиями и поздравлениями, Святочная неделя между Рождеством и Крещением – с полузабытыми гаданиями, Крещение – с купанием в проруби, Масленица – с блинами. Все эти праздничные обычаи мы воспринимаем, как самые обыденные и привычные для нас, и никогда не задумываемся, что история этих праздников очень и очень стара и в способах их отмечания перемешались и христианские, и языческие, и светско-государственные традиции. Например, еловые ветки и елки, появились сравнительно недавно в украшенных новогодних домах, а вот обычай поздравлять и желать счастья в Новом году имеет старинные магические корни.

Во многом, историческим периодом, когда старое и новое столкнулись и переплелись, было начало XVIII в. Новые европейские инновации приходили из столиц: Москвы и, начиная с 1703 г., Санкт-Петербурга. Выйдя из столиц, они вместе с царскими указами распространялись вглубь государства – что-то реализовывалось быстро, что-то не очень. Кроме жителей двух главных городов с новшествами больше всех сталкивались крестьяне, жившие в предместьях этих городов. Крестьяне Подмосковья устремлялись в зимнее время на заработки в Москву. Были среди ушедших в «отходничество» крестьян, и жители деревень Верхних и Нижних Горок и Ивахнино – таким образом, жизнь крестьян данных деревень, с одной стороны была вписана в общий контекст сельской культуры и быта, с другой стороны, оказывалась в поле воздействия Москвы.

«Новые традиции празднования – огненный Новый год Петра Великого».

Сейчас мы часто забываем, что на Руси далеко не всегда Новый Год праздновался с 1 января, более того далеко не всегда было принято ставить елки, дарить подарки и бурно отмечать этот день.


Начало года у древних славян связывалось с началом весны, когда начинали таять снега и восходила новая Луна. С принятием христианства на Руси была введена официально византийская система летосчисления. В Византии господствовала эра «от сотворения мира» и действовал Юлианский календарь. Согласно представлениям византийцев от сотворения мира до рождества Христова (от Адама до Христа) прошло 5508 лет.


Новый год в Византии начинался 1 сентября, поэтому именно с 1 сентября начинался на Руси церковный год. Но продолжало существовать и другое традиционное для славян весеннее новогодие. Счет новолетий в повседневной жизни, в том числе и административной, считали с наступлением календарной весны – 1 марта. Две эти системы сосуществовали до конца XV в., когда сентябрьский год окончательно вытеснил мартовский.

Так продолжалось пока 20 декабря 7208 г. от сотворения мира Россию не потрясло известие: Петр I подписал указ, согласно которому вводилось новое летоисчисление – от Рождества Христова, по которому шел 1699 г. Кроме того, начало года устанавливалось 1 января. Дело в том, С XV в. европейские страны перешли на январское новогодие. Петровская реформа сближала исчисление лет в России с Европой.

Однако к 1700 году большинство государств Европы уже перешли на григорианский календарь, в России же сохранялся Юлианский, поэтому Россия стала праздновать Новый год на 11 дней позже, чем в европейских странах. Только начиная с 1919 года Новый год в России, стали отмечать в соответствии с григорианским календарём.

Вернемся к Петру I, он не только ввел новое летоисчисление, но и распорядился праздновать его, указал, как конкретно это необходимо было делать. По случаю введения Нового года  предписывалось на семь дней, празднично украсить ворота домов еловыми и можжевеловыми ветвями. С наступлением Нового года и нового века жители страны должны были обязательно друг друга поздравить. На Красной площади должны были быть сооружены триумфальные ворота и произведены «огнен¬ные потехи».

Каждому горожанину рекомендовалось самостоятельно  поучаствовать в праздничной иллюминации. Богатым людям: «каждому на своем дворе, из небольших пушечек, буде у кого есть, и из нескольких мушкетов, или иного мелкого ружья, учинить трижды стрельбу и выпустить несколько ракетов, сколько у кого случится, и по улицам большим, где пространство есть»1.  Простые люди должны были по ночам с 1 по 7 января поджигать смоляные бочки, набив их хворостом и соломой. Для иллюминации домов зажигали свечи перед аллегорическими картинами, которые вставляли в окна.


С тех пор Новый год ежегодно праздновался 1 января. Праздник завершался сожжением фейерверка, характер которого был различным: от небольшого до грандиозных, запечатленных в гравюрах.

В этот период Петр I устраивает свои знаменитые маскарады, именно в канун Нового 1700 года состоялось знаменитое острижение бород и переодевание дворянства в европейское платье – все эти нововведения встречались большинством населения с неодобрением, но теперь стали для нас самым обычным делом, как и встреча Нового года фейерверком!

«Святые и страшные вечера – традиции и обычаи празднования Святок».

Настоящими всенародными праздниками были Святки – 12 дней от праздника Рождества Христова  (25 декабря по старому стилю, 7 янв. по новому) до праздника Богоявления (Крещения) (6 января по старому стилю 19 января по новому). Середина Святок приходилась на день Василия Великого (1  янв. старый стиль, 14 янв. новый стиль).  Данные церковные праздники являлись, важнейшими христианскими праздниками. Однако в традициях празднования Святок сплелись как христианские представления, так и отголоски языческих верований, дошедших до нас в форме гаданий, песенок-колядок, карнавальных переодеваний и других забав, делавших Святки одним из самых ярких и веселых праздников. Так почему именно на Святки приходилось столько поверий?


Существует мнение, что конец декабря – начало января в народном сознании были всегда связаны с началом с «умиранием» и «возрождением» солнца. Дело в том, что в это время световой день становился все короче, а потом солнце вновь начиналось «возрождаться» – таким  образом, это время становилось началом нового солнечного года.


Несмотря на веселость святочных обрядов и забав они воспринимались как тревожное время между старым годом и новым. Традиционно первая половина Святок называлась «Святые вечера», а вторая половина, после наступления Нового года в Васильев день – «Страшные вечера», в которые вся нечисть выходила успеть разгуляться до Крещения.


Ученые считают, что в основе святочных новогодних обычаев было крестьянское поверье в то, что все происходящее в первые дни  нового солнечного цикла распространяется на все последующие дни, месяцы, год в целом. Эта вера выражена в обряде колядования и в песнях, его сопровождающих.

Во время колядования его участники, а ими могли быть все жители деревни, независимо возрастов, ходили по селу и, войдя в ту или иную избу, чаще же, стоя под окнами, исполняли особые величальные песни, называвшиеся по «колядками», «овсенями» или «виноградиями». Самое распространенное название – это «колядка», считается что, слово «коляда» восходит к названию греко-римского праздника нового года — «calendae».


Исконный смысл величания – вера в то, что слово, произнесенное в самом начале нового солнечного цикла, обязательно воплотится в жизнь в течение года. Колядное величание — это прежде всего пожелание небывалого, сказочного благополучия и богатства семье. Оно наполнено преувеличениями и гиперболизацией. Обычного крестьянина называли — «господин», «боярин», «государь» или «князь». Убогий дом  — сказочный красивый терем. Вместо бедной одежды желали — одежду достойную царя; вместо скудного урожая, убогой скотины — райское изобилие. Нередко к данному описанию присоединялось величание семьи: хозяин уподоблялся месяцу, хозяйка — солнцу (реже наоборот), дети звездам. Это поверье сохранилось до сих пор в современной традиции обязательных поздравлений и пожеланий всего самого наилучшего, которые обязательно необходимо произнести ближайшим родственникам и друзьям с наступлением Нового года, – но вернемся к колядующим: вот они постучались в окошко и пропели величание…

В ответ, колядующих полагалось одаривать, жадных хозяев порицали. Одаривание при колядовании была не просто плата, а своеобразный магический акт, призванный, как и весь обряд, обеспечить удачу семье в наступающем году. Крестьяне считали, что если хозяйка не подаст колядующим, то в хозяйстве на этот год не будет проку. Колядующие просили и получали не что-либо из съестного, а только особую обрядовую еду: фигурное печенье, изображающее домашних животных («козульки», «коровки», «колядки»), «свиныи ножки» (окорока) и «кишки» (колбасы).


По мнению ряда ученых сам облик ряженых, их манера поведения свидетельствуют о том, что первоначальный смысл обряда — это инсценировка прихода духов умерших, которых необходимо задобрить.

Постепенно вместе с дохристианскими колядками получили распространение в крестьянской среде разного рода христославления. Часто колядовщики, придя в очередной дом, исполняли сначала церковные песнопения, а потом пели колядки.


С верой в особое значение первых дней нового года были связаны многочисленные святочные гадания, при помощи которых люди старались предугадать свою судьбу в наступающем году. Большинство гаданий совершалось во второй половине святок (от кануна Нового года до кануна крещения), называемой в народе «страшной неделей», так как существовало поверье, что в это время вся нечистая сила, побеждаемая воскресающим солнцем, устраивает в последний раз свой «шабаш». Любое же гадание, по народному представлению, невозможно без помощи ведьм, чертей, оборотней и прочих представителей нечистой силы.

Среди святочных гаданий особое место занимает так называемое «подблюдное» гадание, сопровождаемое короткими (от одной до десяти строк) подблюдными песнями. Подблюдное гадание начиналось с прославления хлеба: эти песни предвещали достаток хозяевам того дома, в котором гадали. Затем в определенном порядке пелись песни, содержащие иносказательные образы, разгадка которых сулила гадающим счастье и богатство, свадьбу или безбрачие, разлуку, дорогу, несчастье, бедность, болезнь или даже смерть.


В течение двух святочных недель все деревенское население собиралось на вечеринки, так называемые «игрища», на которых пелись хороводные, плясовые песни, частушки, устраивались всевозможные игры, разыгрывались сценки, приходили ряженые. Ряженье было одним из любимых развлечений молодежи. Некогда ряженье, как и все прочие обряды, было наделено смыслом и связывалось с культами плодородия и предков, но с течением времени оно превратилось в чисто комедийные народные представления, в котором участвовали такие персонажи, как: «попы», «цыгане», «солдаты», «черти», «кикиморы», «бабы-яги». Часто наряжались животными: «козами» или «медведями».

Ряженые всячески старались остаться как можно дольше неузнанными, меняя для этого свой голос, придумывая особые наряды. Если же ряженого узнавали, то он дол¬жен был немедленно снять свой костюм и присоединиться к зрителям.


Среди деревенских парней были распространены всевозможные святочные шалости. Подобные действия некогда видимо так же имели магический смысл: предрекали тому или иному дому, его хозяину несчастье, но постепенно они превратились в забаву, зачастую весьма хулиганскую и злую.

В последний день Святок, Крещение, те, кто рядился, шел купаться в освященной  проруби, чтобы очиститься от греха.

Наседкин Е.Н.

Колядки

Каледа, маледа!

Ходила каледа по святым вечерам.

Зашла  каледа  к   (имя  и   отчество)  на  двор.

У (имя) борода до шелкова пояса.

Дай ему, господи, доброго здоровья,

Ярицы оденье да пшеницы копну,

Семь лошадей ровно белых лебедей,

Пятьдесят быков, сто коров!

Тетушка, матушка! Хлебца кусочек,

Лучинки пучочек,

Кокурочку с дырочкой,

Пирожка с начиночкой,

Поросячью ножку

Да жарену лепешку.

Не подашь лепешки —

Разобью окошки.

Не подашь пирога —

Разобью ворота! (Получивши, еще прибавляют:)

Дай им, господи, всего-то всего!

Одна-то бы корова по ведру доила!

Одна-то бы кобыла по два воза возила!

 

Как ходила каледа окануне рожества.

Как искала каледа Николаева двора.

Как пришла каледа к Николаю на двор.    ^

Николаев-он двор, он не мал, не велик:

На семи верстах, на восьми столбах.

На восьми столбах, на высоких кораблях.

Столбы точеные, позолоченные.

А вокруг его двора железный тын.

На каждой тычинке по жемчужинке.

Рождественская звезда.

Звезда делалась из палок; бумаги и слюды. В средине делался круг, склеенный из бумаги, в котором за¬жигались восковые свечи. От круга протягивались тонкие палки в виде лучей. Для украшения звезда оклеивалась цветами, разноцветною бумагою, (например, от конфет). Звезда прикреплялась к большой палке. Со звездою христославцы пели хором рождественские гим¬ны. Шествия со звездой могли быть и днем и по вечерам. С рождественской звездой хо¬дили человека по три и по четыре. Если удавалось сделать звезду очень яркой и красивой, то к процессии могло присоединиться до десяти взрослых парней.


«Выславленное» – т.е. полученные подарки, христославцы старались делить между со¬бой поровну, однако те, кто делал звезду, кто доставлял на постройку ее материалы, кто носил ее в славленье, кто был «мехоношей», т.е. казначеем, и кто был лучшим за¬певалою, получали большую часть. Христославам подавали «христославное»: ржаные калачи, ватрушки, пряники, муку и деньги.

Гадания о судьбе


Растопленное олово или воск выливали в ковш холодной воды или снега. При этом получалась обыкновенно какая-нибудь замысловатая фигура, которую называли «счастьем» гадающего. «Счастье» это тщательно рассматривали, затем толковали его значение. Некоторым счастье выливалось в виде венца, что означало замужество; другим — в виде гроба, что предвещало смерть; третьим — в виде повозки, что указывало на дорогу и так далее. В некоторых местах рассматривали счастье на «тень», т.е. смотрели, какую будет давать тень, полученная фигура при свете свечи на стене. По очертаниям этой тени и старались обыкновенно узнать свою судьбу.

***

Девушка выходила ночью в огород и ложилась на снег; осторожно поднявшись, затем она уходила. Поутру она рассматривала отпечаток на снегу, сделанный ее телом. Если отпечаток этот был отчетлив и ясен, то и жизнь девушки в течение целого года должна была быть счастлива; напротив, растрескавшийся неясный отпечаток предвещал несчастную жизнь.


Гадания о выходе замуж или женитьбе

Около полуночи наиболее смелые из молодежи шли в баню, брали там «ожег» — обожженную палку, которой ворошили дрова в топящейся каменке, и отправлялись за деревню. Девушки приседали к снежной дороге вплотную друг к дружке, и одна из них обводила ожегом вокруг присевших, очерчивая на снегу линию круга и трижды припевая при этом: «Мы в кругу, черти за кругом!» И затем полушепотом:

«Кому замужем жить — колокольчик пусть звенит, А кому умереть придется — треск досок раздается! И вслушивались в тишину. После окончания гадания водящий снова очерчивал круг, теперь уже вокруг «нечистой силы», припевая: «Мы по-за кругу, а черти в кругу. Оставайтесь, черти, ждите себе смерти!»


Все слушали, какие бывали в это время звуки. Если слышали звук саней с колокольцами, в этом видели предвестие свадебного поезда. Если лаяла собака, то слушали, какой лай. Если лай злой, то, значит, попадешь в злую семью, если лай дежурный, обычный, то, значит, эта семья хорошая.

***

Несколько девушек выходили около полночи  на перекресток дорог; здесь одна девушка, на которую хотят гадать, становилась на месте, другая обскакивала вокруг нее на левой ноге против солнца три раза со словами: «Чертово место — черт с тобой!» Потом девушка, стоящая в кругу, приседала на снег и расстилала подол своего платья по снегу, а та девушка, которая обскакивала вокруг нее, кидала на разостланное платье пятой левой ноги снег со словами:

«Я полола, полола снежок

На собачий следок.

Залай, залай, собачка,

Где (называют имя) женишок!» —

и слушают, где залает собака.  Перед уходом разворачивается.

Шалости

Деревенские парни, а иногда и взрослые мужчины в ночь на Новый год ходили по улице деревни и искали всякие находящиеся не в порядке вещи, как-то: неубранные сани, сбрую, дрова, ведра, солому и проч. Все это стаскивали в одно место на улице же или где-нибудь в стороне от деревни или в овраге. При этом вещи старались уложить в кучу так, чтобы потом труднее было вынуть потребовавшуюся вещь. Вещи забрасывали иногда на кровли домов. Деревенская молодежь отправлялась к какому-нибудь дому, чаще всего к такому, где есть девушка-невеста, и заваливала вход на крыльцо снегом, дровами, бревнами, оставленными повозками и т.п. Затем буйная ватага отправлялась к другому дому.

 


1. Полное собрание законов Российской империи. Т III. № 1736.